Книжный каталог

Харпер С. Черная тень

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Кастелл С. де Черная Тень Кастелл С. де Черная Тень 320 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Хелен Харпер простыни впитывающие детские 40х60 1шт Хелен Харпер простыни впитывающие детские 40х60 1шт 15 р. zdravzona.ru В магазин >>
Хелен Харпер прокладки ежедневные anatomical single 20шт Хелен Харпер прокладки ежедневные anatomical single 20шт 27 р. zdravzona.ru В магазин >>
Хелен Харпер подгузники Soft&Dry midi 4-9кг 14шт + салфетки влажные 24шт Хелен Харпер подгузники Soft&Dry midi 4-9кг 14шт + салфетки влажные 24шт 132 р. zdravzona.ru В магазин >>
Хелен Харпер подгузники Air Comfort mini 3-6кг 62шт Хелен Харпер подгузники Air Comfort mini 3-6кг 62шт 412 р. zdravzona.ru В магазин >>
Hasbro Мягкая игрушка Hasbro Мягкая игрушка "Харпер", Тролли 999 р. mytoys.ru В магазин >>
Брагинец Н. (ред.) Наши уточки с утра. Тень-тень-потетень. Белкины орешки Брагинец Н. (ред.) Наши уточки с утра. Тень-тень-потетень. Белкины орешки 69 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Стивен Харпер - Черная тень, 289 Кб

Стивен Харпер — Черная тень

Название: Черная тень

Оригинальное название: Nightmare

Номер книги в серии: 1

Аннотация на книгу «Черная тень»:

Мечты людей испокон веков были и остаются движущей силой Вселенной. Быть может, именно поэтому особое мысленное пространство, внутри которого свободно общаются все обитатели галактик, тоже получило название ''Мечта''. В этом пространстве существует особая категория людей, именуемых Немыми. Они обладают способностью проникать в мысли любого жителя галактики и зачастую влияют на них таким образом, что воображаемая картина становится более явственной, чем реальность. Однако иногда воображение заводит слишком далеко, и тогда мечта становится кошмаром. Чтобы поймать таинственного врага, уничтожающего Немых, Кенди Уиверу предстоит пережить один из таких кошмаров: он должен внедриться в разум жертв серийного убийцы.

Источник:

fantasy-worlds.org

Стивен Харпер Черная тень скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Черная тень

(Все посвящается ей, хотя я не всегда сообщаю об этом во всеуслышание)

Иногда неприятности случаются и с хорошими людьми.

Йомен Даниель Вик, член первой экспедиции на Беллерофон

Сестра Принна Мег сладко потянулась и зевнула, лежа под созданной ее воображением рябиной в мире Мечты. Прошло уже много времени. Пора уходить. Действие наркотика все равно заканчивается, и если не поторопиться, реальный мир совсем скоро обрушится на нее всей своей тяжестью, а такое развитие событий было ей, мягко говоря, не по душе.

В мире Мечты Принна создала для себя лесистую долину, где сквозь ветви просвечивал солнечный свет, под ногами зеленела трава, в которой ярко вспыхивали желтые цветы, а чуть поодаль росли две рябины. Дул, как бывает в начале лета, легкий прохладный ветерок. Принна с удовольствием втянула в себя свежий воздух. На Веллерофоне начался сезон дождей, и поэтому солнечные лучи — не важно, в Мечт…

Дорогие читатели, есть книги интересные, а есть - очень интересные. К какому разряду отнести "Черная тень" Харпер Стивен решать Вам! В главной идее столько чувства и замысел настолько глубокий, что каждый, соприкасающийся с ним становится ребенком этого мира. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Мягкая ирония наряду с комическими ситуациями настолько гармонично вплетены в сюжет, что становятся неразрывной его частью. Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами. Через виденье главного героя окружающий мир в воображении читающего вырисовывается ярко, красочно и невероятно красиво. Актуальность проблематики, взятой за основу, можно отнести к разряду вечных, ведь пока есть люди их взаимоотношения всегда будут сложными и многообразными. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. Долго приходится ломать голову над главной загадкой, но при помощи подсказок, получается самостоятельно ее разгадать. С невероятным волнением воспринимается написанное! – Каждый шаг, каждый нюанс подсказан, но при этом удивляет. "Черная тень" Харпер Стивен читать бесплатно онлайн очень интересно, поскольку затронутые темы и проблемы не могут оставить читателя равнодушным.

Добавить отзыв о книге "Черная тень"

Источник:

readli.net

Читать онлайн Черная тень автора Харпер Стивен - RuLit - Страница 17

Читать онлайн "Черная тень" автора Харпер Стивен - RuLit - Страница 17

— Мне надо десять — пятнадцать минут. — Ара уже доставала из ящика стола миникомп. Еще она схватила свой инъектор и проверила, сколько ампул осталось в обойме.

— Сейчас каждая секунда на счету, — продолжал Мелтин. — Я буду тебя ждать. — И стена погасла.

Женщина выбежала из кабинета. По дороге она заглянула в комнату Бена. Тот теперь выжимал вес из положения сидя, упираясь локтем в скамью между коленями.

— Я должна срочно уйти, — сказала Ара. — Закажи себе ужин, если меня долго не будет, хорошо?

Сын что-то пробормотал, не прекращая поднимать свой груз. Бицепс мальчика напрягся. Его мать не поняла, означал ли этот звук согласие, или же Бен просто мычал от напряжения. Разбираться она не стала.

Выскочив из дому, Ара побежала наверх по гремевшим под ногами деревянным ступеням, которые вели к подвесному тротуару, проходившему над ее домом. Среди листвы слышался писк маленьких летающих ящериц, воздух вне тени деревьев был приятно теплым. Над головой она увидела ясное синее небо, дул легкий ветерок. Но у женщины по спине пробежали мурашки: произошло еще одно убийство, и ее снова пригласили принять участие в расследовании.

Матушка Ара поспешила к переходу, который соединял соседнюю секвойю со следующим деревом. И сам монастырь, и окружавший его город были построены непосредственно под пологом листвы мощных деревьев. Каждое дерево поднималось более чем на сто метров в высоту, и его мощные раскидистые ветви служили идеальным основанием для жилых домов и других построек, возведенных на безопасной высоте от мест обитания стад ящероподобных существ, с легкой руки первых колонистов на Беллерофоне прозванных динозаврами. Дома, размещенные на деревьях, соединялись между собой гибкими тротуарами-переходами. В целях безопасности они ограждались с боков густой сеткой, которую скрывали от глаз буйные заросли плюща. Ара быстро переходила с одного дерева на другое, лишь мимоходом кивая встречным. Наконец она добралась до нужного места.

Это был небольшой дом с покатой крышей, сливающейся со стволом дерева. У входа стоял полицейский в голубой форменной тунике, синяя голографическая лента окружала дом на уровне пояса. На ней желтым цветом проступала надпись: «НЕ ЗАХОДИТЬ ЗА ОГРАЖДЕНИЕ. ПРИКАЗ ОХРАНЫ». Матушка Ара нарушила этот приказ, что вызвало срабатывание звуковой сигнализации. Она предъявила свой золотой медальон — отличительный знак членов ордена Ирфан — и сообщила, что ее вызвал праотец Мелтин.

Молодой светловолосый полицейский с бесцветными глазами поднес к уху устройство мобильной связи, после чего жестом пригласил Ару войти и закрыл за ней дверь.

В нос мгновенно ударил резкий запах содержимого опорожненного кишечника. Ара судорожно сглотнула. После яркого солнечного света глаза в сумраке помещения с трудом различали предметы.

«Мне совсем здесь не место, — подумала она. — Произошло еще одно убийство, но я ведь вовсе не сыщик… Что, если при виде мертвого тела меня стошнит?»

— Арасейль! — раздался голос из темноты. Глаза уже привыкли к полутьме, и она сумела различить праотца Мелтина. — Хорошо, что ты пришла. Тело находится здесь.

— Кто жертва? — спросила Ара, проходя за ним в глубь дома.

— Сестра Айрис Темм.

Ара впервые слышала это имя, и это ее обрадовало. Достаточно и того, что погибшая женщина состоит, то есть состояла в ордене Детей Ирфан. Мелтин провел Ару в гостиную. На полу вытянулись золотые прямоугольники солнечного света. Она огляделась. Несколько кресел, диван, пианино — настоящее, со струнами, низенький столик. Скромненько, но удобно, как и у многих братьев и сестер, живущих на стипендию. Кушетка, на которой покоилось мертвое тело женщины, стояла чуть поодаль. Руки покойницы были сложены на животе, как будто она спала или пребывала в трансе во время путешествия в Мечту. Айрис Темм была миниатюрной женщиной несколько кукольного вида, с кудрявыми светлыми волосами и болезненно-желтоватой кожей. Оба ее глаза заплыли от синяков, нос был сломан. Бледную кожу покрывали кровоподтеки; по-видимому, несчастной перед смертью сильно досталось. Ара невольно взглянула на левую руку женщины. На мизинце, покрытом засохшей кровью, хорошо просматривались поперечные стежки. Палец, похоже, первоначально принадлежал вовсе не Айрис Темм. Как Ара и опасалась, ее замутило, и она снова судорожно сглотнула. Праотец Мелтин предупреждал, что при виде жертвы убийства так случается довольно часто, но одно дело — слышать, а совсем другое — видеть все своими глазами.

— Мизинец на руке, — произнесла она и сама удивилась спокойствию своего голоса, — это ведь не ее палец?

— Это палец Рен Хэмил, — произнесла женщина со слегка раскосыми глазами, только что вошедшая в комнату. Она была примерно одного роста с Арой, но тело у нее было худое и сильное, а длинные волосы заплетены в аккуратную косу. Гражданская одежда, удобные туфли. Она протянула матушке Аре руку, и та машинально пожала ее, мгновенно ощутив резкий удар, пронзивший ее позвоночник. Женщина была Немая.

— Я инспектор Лиа Тэн из службы охраны, — сказала она. Ее голос звучал со странным резким дребезжанием. — А вы — консультант по теории Мечты?

Ара кивнула. Служба охраны Ирфан — правоохранительный орган Благословенного и наипрекраснейшего монастыря ордена Детей Ирфан. В ней состояли следователи, адвокаты, судьи и другие специалисты в области юриспруденции, некоторые — Немые, иные нет. Вне пределов монастыря эта служба не имела юридической силы, но ведь Айрис, как и многие члены ордена, жила на территории монастыря.

— Значит, это палец предыдущей жертвы? — уточнила матушка Ара.

— Так показывает экспресс-анализ, сделанный на месте преступления, — подтвердила Тэн. Она говорила сжато, короткими скупыми фразами, стараясь как можно быстрее выразить словами все, что хотела сказать. — А когда нашли тело Рен Хэмил… — она заглянула в карманный компьютер, — у нее на руке оказался палец женщины по имени Принна Мег. Хотелось бы думать, что Принна Мег была первой жертвой убийства, но это не так, потому что у нее мы тоже нашли чужой палец. Чей, пока не ясно.

— Все тело в синяках. Узнаем побольше, когда проведут полную медэкспертизу.

— Кто ее нашел? — спросила Ара. Ей казалось, что все происходящее она видит во сне, что это просто не может быть реальностью.

— Приятель, — сообщила инспектор Тэн. — Зашел за ней, чтобы вместе идти на ужин, и обнаружил мертвое тело. Мой коллега сейчас его допрашивает.

— Вы его подозреваете?

— Вряд ли. Медэксперт скоро будет здесь, но я пока провела предварительное сканирование. Похоже, она мертва уже около часа. В мозгу выявлен повышенный уровень пситонина. Значит, она погибла в Мечте. Так же, как Принна Мег и Рен Хэмил. И тогда решили вызвать вас.

Чем Ара занималась два часа назад? Она сидела за письменным столом на корабле и писала отчет о своем последнем приобретении, а четверо бывших рабов, это самое приобретение, спали глубоким сном смертельно уставших людей. Ара тогда заглянула к ним на минутку. Уилла беспокойно металась, Джерен же, наоборот, спал так крепко, что матушке пришлось внимательно прислушаться, чтобы уловить его дыхание. Кенди и Кайт посапывали в койках наверху. А в это время в Мечте убивали сестру их ордена.

— Где ее инъектор? — спросила Ара. — На кровати я его не заметила. — Женщине показалось, что ее собственный голос донесся откуда-то издалека.

— Приобщен к делу в качестве возможной улики.

— Арасейль, не следует мешкать, — вступил в разговор Мелтин. — Обо всем этом можно поговорить позже, а Мечта ждать не будет.

Матушка Ара вздрогнула, приходя в себя.

— Конечно, праотец. Я могу пройти в спальню?

— Проходите. Там мы все уже осмотрели.

Она проводила Ару в спальню Айрис Темм. Это оказалась маленькая, но удобная комната с двуспальной кроватью, высоким туалетным столиком и парой прикроватных тумбочек явно из разных гарнитуров. Шторы были задернуты, и в комнате царил полумрак. Ара осторожно прилегла на кровать. В спальне чувствовался слабый запах ароматического курения.

Источник:

www.rulit.me

Читать книгу Черная тень, автор Харпер Стивен онлайн страница 1

Черная тень

СОДЕРЖАНИЕ. СОДЕРЖАНИЕ

(Все посвящается ей, хотя я не всегда сообщаю об этом во всеуслышание)

Иногда неприятности случаются и с хорошими людьми.

Йомен Даниель Вик, член первой экспедиции на Беллерофон

Сестра Принна Мег сладко потянулась и зевнула, лежа под созданной ее воображением рябиной в мире Мечты. Прошло уже много времени. Пора уходить. Действие наркотика все равно заканчивается, и если не поторопиться, реальный мир совсем скоро обрушится на нее всей своей тяжестью, а такое развитие событий было ей, мягко говоря, не по душе.

В мире Мечты Принна создала для себя лесистую долину, где сквозь ветви просвечивал солнечный свет, под ногами зеленела трава, в которой ярко вспыхивали желтые цветы, а чуть поодаль росли две рябины. Дул, как бывает в начале лета, легкий прохладный ветерок. Принна с удовольствием втянула в себя свежий воздух. На Веллерофоне начался сезон дождей, и поэтому солнечные лучи — не важно, в Мечте или в реальности — доставляли особенное удовольствие. Может быть, задержаться еще на пару…

От внезапного послышавшегося топота женщина вздрогнула всем телом и в удивлении оглянулась. Кто-то, не спросив разрешения, пытался проникнуть на ее территорию. И этот кто-то был для нее весьма неприятен. Если Немые хотели пообщаться друг с другом, находясь в Мечте, они начинали с того, что договаривались, на чьей территории произойдет встреча. Вторгаться вот так не в свои владения — грубо и отвратительно, все равно, что без разрешения проникнуть в чужой дом.

Опять послышались тяжелые шаги. Незваный гость — а Принна чувствовала, что это мужчина, человек, как и она, — подбирался все ближе, не обращая внимания на то, что нарушает границы чужой территории, навязывая окружающему пейзажу чуждые для него обрывки собственных мыслей. Ну, это уж слишком.

Женщина поднялась на ноги, расправляя на плечах коричневое одеяние. Ее нельзя было назвать хорошенькой, но во внешности Принны не замечалось и ничего отталкивающего. На ее правой руке красовался серебряный перстень с янтарем, свидетельствующий о том, что она — сестра ордена Детей Ирфан. Принна поднесла руку к груди, чтобы убедиться, что ее кольцо хорошо видно со стороны. Над головой в синее небо с щебетанием взвилась стая птичек.

— Кто здесь? — спросила Принна. — Что вы делаете на моей территории?

Тишина. И опять громкие шаги. Может быть, ей лучше побыстрее покинуть Мечту и возвратиться в реальность? Она свое дело сделала. А здесь разгуливает какой-то неотесанный болван. Ее лесная лужайка рассеется в воздухе, как только Принна покинет Мечту. Но в этот момент в женщине проснулась наставница, пестующая добрую дюжину студентов-Немых. Если не указать этому типу, что так поступать нельзя, он станет продолжать в том же духе. И она должна, просто обязана открыть ему глаза на то, что подобное поведение является грубым нарушением всех правил.

— Кто это? — повторила Принна. — Покажитесь! И прекратите топать, как молодой бычок!

Из-за рябины возник человек и сделал в ее сторону несколько шагов. Да, она не ошиблась, это мужчина, человек. Ростом он был значительно выше нее, и Принна невольно отступила, отметив тут же, что ведет себя крайне глупо. В Мечте важна лишь воля и душевная сила, физическая величина не имеет ровным счетом никакого значения. Она полностью владеет ситуацией. Краем глаза Принна заметила, что там, куда ступает нога незнакомца, трава и цветы, созданные ею, исчезают, оставляя после себя лишь голую безжизненную землю.

— Ты красивая, — сказал мужчина. — Тебе понравились стихи?

Принна смущенно поморгала глазами. О чем это он? Ее охватило беспокойство.

— Я не читаю стихов, — начала она, плотнее запахивая на груди коричневое одеяние. — Меня не интересуют…

Человек закинул голову назад и завыл как собака. От страха у Принны все внутри сжалось. Что ж, ей действительно лучше всего уйти. Пусть кто-нибудь другой поучит этого невежу хорошим манерам. Женщина закрыла глаза, чтобы сосредоточиться и выйти из Мечты. Но не успела, потому что почувствовала, как ее тело сжимают железные тиски. Глаза Принны расширились от ужаса, она больше не могла сосредоточиться. Вокруг нее, не давая возможности шевельнуться и даже вздохнуть, крепко обвилась ветка рябины.

— Тебя не интересуют стихи? — Мужчина стоял теперь прямо перед ней, и Принна ощущала неприятный запах его дыхания. — Но я люблю тебя.

Что стало с ее лесистой долиной? Трава и цветы засохли, солнце заслонили черные грозовые тучи. Земля гудела — из-под нее, извиваясь, вырывались искореженные стволы каких-то кошмарных деревьев, лишенных листьев и цветов — переплетаясь ветвями, они создавали непроходимые мрачные заросли. Ветер, жутко завывая, ревел множеством голосов. Принну Мег охватил леденящий ужас. Она не могла думать, не могла дышать, не могла…

— Я люблю тебя, глупая, безмозглая сука, — повторил мужчина.

Так началась смертная мука Принны Мег.

Не спросив разрешения, можно продать лишь тело, душу же — никогда.

Ирфан Квасад, капитан первой экспедиции на Беллерофон

Аукцион рабов проходил в огромном помещении, похожем на школьный спортзал. Ивэн Уивер неуверенно продвигался вперед вместе с другими колонистами, подталкиваемый со всех сторон работорговцами. Руки у него дрожали; левое запястье и левую лодыжку плотно обхватывали металлические обручи. Пол в помещении был расчерчен на метровые квадраты зеленого цвета, которые соединялись между собой желтыми дорожками. Воздух казался застоявшимся, как будто здесь давно не открывали окон.

— Каждый выбирает себе квадрат и садится на пол! — скомандовал один из работорговцев, облаченный в синий комбинезон. — Живее!

Колонисты последовали его приказанию. Ивэн также уселся на зеленый квадрат; то же самое сделали его мать, отец, старший брат и младшая сестра. Едва только мальчик коснулся пола, как его квадрат окрасился красным. Легкая белая туника — точно такая же, какую выдали всем остальным, — не спасала от холода, исходящего от камня. А в зал прибывали все новые и новые люди. Одетые, как и остальные, выставленные на продажу, в белое, они тоже занимали каждый свой квадрат. Скоро почти все зеленые квадраты превратились в красные. В огромном зале приглушенным эхом раздавался гомон множества голосов, однако когда заработала система громкой связи, колонизаторы мгновенно притихли. Все уже знали, что разговоры во время объявлений влекут за собой мгновенную острую боль.

— Аукцион начинается, — раздался звучный голос. — Если к вам подойдет покупатель, делайте, что он скажет, не выходя за пределы квадрата. Вы должны отвечать на любой вопрос покупателя, обращаться к нему следует «господин». Первыми в разговоры не вступать. Аукцион анонимный, поэтому вы не будете знать, кто делает ставки.

Сердце Ивэна опять сильно забилось. Мартина, его десятилетняя сестра, захныкала и потянулась к матери. Когда ее рука вышла за границы квадрата, обхватывающий запястье металлический обруч сделался голубым. Девочка, вскрикнув, отдернула руку. Ребекка Уивер рванулась было к дочери, но успела вовремя остановиться. На щеках Раиса Уивера ходили желваки, его смуглое лицо пошло пятнами бессильного гнева. Пятнадцатилетний Кейт, брат Ивэна, который был старше его на три года, сидел в своем квадрате, мрачно уставившись в пол. Остальные колонисты тоже понуро сидели на полу, некоторые еле слышно переговаривались. У Ивэна пересохло во рту.

Внезапно пол под ним зашевелился. Мальчик весь напрягся. Все цветные квадраты стали медленно подниматься над полом, образуя платформы-возвышения высотой около метра. Послышался резкий глуховатый звук, пробравший Ивэна до самых костей, и платформы, достигнув необходимой высоты, замерли. Через минуту распахнулись двери, и в зале появилось множество людей. Недоуменно моргая глазами, мальчик рассматривал входящих. Его мать даже рот раскрыла от изумления. Глухое бормотание рабов стало громче. Дело в том, что далеко не все из тех, кто входил в зал, можно было назвать «людьми». Вот ловко проскользило вперед высокое гибкое создание с огромной копной ярко-белых волос, похожих на пушинки одуванчика, за ним проследовало существо, внешне больше всего напоминавшее гигантскую

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник:

booksonline.com.ua

Глава 10

Название книги Черная тень Харпер Стивен

Кенди попятился, охваченный ужасом. Широкие поля шляпы отбрасывали тень, почти целиком скрывавшую лицо убийцы, но подросток успел заметить линию искаженного хищным оскалом рта. Кенди повернулся к нему спиной и бросился к проходу сквозь арку. В то же мгновение проход захлопнулся, и Кенди со всего размаха врезался в каменную стену. Голова у него закружилась, и подросток почувствовал, как сильные жесткие руки сдавили ему плечи. Человек в черном развернул его, и мощный удар поверг Кенди на колени. Из носа у него потекла кровь, смешиваясь с кровью из царапин на щеке. Теперь подросток мог видеть только ноги убийцы. Одна из них поднялась, готовясь нанести удар. Тогда Кенди рванулся вперед и сам бросился на нападавшего. Тот опешил от неожиданности и, охнув, повалился на спину.

Внезапно комната словно ожила. Коврик, на котором стоял Кенди, вырвался у него из-под ног, и тот, не удержав равновесия, полетел на груду подушек. В то же мгновение подушки, окружив со всех сторон, набросились на него, стараясь задушить. Подросток попытался вырваться, но его усилия не увенчались успехом. Хорошо бы иметь нож, острый и сверкающий… Едва он об этом подумал, как именно такой нож оказался у него в руке. Кенди рубил и резал до тех пор, пока по комнате не полетел пух из подушек. Он наконец освободился, но все еще лежал на полу.

Убийца склонился прямо над ним. Подросток замахнулся ножом. Мужчина в черном отпрянул. На Кенди, как взбесившийся баран, надвигался стол. Подросток пригнулся и, уловив подходящий момент, схватил его снизу за ножки и отбросил прямо на убийцу. Стол ударил тому в грудь. Не дожидаясь ответных действий, подросток рванулся к окну. Стекло взорвалось при первом же его прикосновении. Разлетевшиеся осколки поранили ему лицо и руки, но Кенди уже приземлился на твердую землю. Ему необходимо выбраться из Мечты, вернуться в свое физическое тело, но для этого он должен как следует сосредоточиться. Попробовать прямо сейчас или сначала убежать подальше?

В окне появился убийца, его лицо по-прежнему оставалось в тени. В руках он держал ружье. Кенди закрыл глаза и попытался собрать мысли в кулак.

«Во исполнение моих глубочайших чаяний и глубочайших чаяний всего живого и сущего, — взмолился он, — да будет мне позволено покинуть Мечту».

Раздался выстрел. Подросток приготовился к тому, что его тело пронзит боль, однако ничего подобного не почувствовал. Он открыл глаза и увидел, что находится в собственной комнате. Все тело пронизывала боль. Внезапно комната закружилась перед его глазами, и он упал на постель. Подросток лежал, изумленный и ошарашенный, ему словно не верилось, что он вернулся в реальный мир. Кровь продолжала сочиться из многочисленных ссадин и порезов. Надо позвать на помощь. Но кого?

— Бейран, — простонал Кенди, — Бейран, свяжись с матушкой Арой. Как можно скорее!

Через несколько секунд на экране возникло лицо наставницы. При виде крови глаза у нее широко распахнулись.

Подросток больше ничего не слышал — он потерял сознание.

Потолок выложен бежевой плиткой. Тут что-то не так… Он должен быть выкрашен белой краской. Кенди поморгал, пытаясь сообразить, в чем же здесь дело. Он поднял руку и увидел, что она в бинтах. Он лежит на кровати, но это не его кровать. Как он сюда попал? Подросток попытался сесть. На плечо ему, не позволяя подняться, мягко опустилась чья-то рука, и Кенди увидел перед собой встревоженное лицо матушки Ары.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она. — Тебе очень больно?

Кенди ощупал себя руками.

— Нет, не очень. А где это я?

— В медицинском центре. Я вызвала медиков. Ты в состоянии говорить? Можешь рассказать, что с тобой стряслось?

— Придется минутку подождать. — И над Кенди склонился человек в белом халате и с такими же белыми волосами. Как указывал пришпиленный к халату бэйджик, его имя было Бенджамин Ярмул, и подросток немедленно вспомнил о Бене.

— Следи за моим пальцем, — сказал доктор.

Кенди проследил за пальцем доктора Ярмула, потом по его просьбе шевелил забинтованными руками и в конце концов заставил доктора поверить, что действительно не испытывает особой боли. В комнате находился еще один человек, женщина с раскосыми глазами примерно одного роста с матушкой Арой. Ее аккуратно заплетенная черная коса была переброшена через плечо. Пока доктор осматривал Кенди, она не произнесла ни слова.

— Ранения неглубокие, — сказал доктор. — Все они имеют психосоматическую природу, но от этого не становятся менее болезненными. Мы обработали раны, и рубцов не останется, однако тебе не следует снимать повязки по крайней мере до завтрашнего утра. Договорились? На ночь ты должен будешь остаться в центре, чтобы находиться под наблюдением медиков.

Кенди и матушка Ара поблагодарили доктора, и тот ушел. После чего женщина с черной косой подошла поближе и села рядом с Кенди.

— Это инспектор Лиа Тэн, — сказала его наставница. — Из службы охраны монастыря.

— Ты можешь рассказать нам, что с тобой стряслось? — спросила инспектор Тэн. Голос у нее был резкий, скрипучий, совсем не женский.

— На меня напали, когда я был в Мечте. — Подросток опять попытался сесть. На этот раз изголовье кровати приподнялось, и он смог опереться на него плечами.

— Ты видел того, кто на тебя напал? — продолжала Тэн.

— Мужчина, одетый во все черное, — ответил Кенди. — Но на нем была шляпа, почти полностью затенявшая лицо.

— Но ты уверен, что это был мужчина?

— Ты можешь рассказать все с самого начала? — обратилась к нему матушка Ара. — Или все-таки хочешь отдохнуть?

— Расскажу. — Устроившись поудобнее на больничной койке, подросток поведал во всех подробностях о том, что с ним произошло. У Тэн, как ему показалось, было с собой какое-то записывающее устройство. Кенди думал, что чувствует себя неплохо, но к концу рассказа с него ручьем тек пот, а сердце стучало так бешено, как будто он пережил все случившееся вновь. Повязки показались ему похожими на те жуткие подушки, что пытались его задушить, и подростку внезапно захотелось сорвать с себя все бинты. Он вновь увидел перед собой человека в черном, целящегося в него из ружья, а больничная палата представилась вдруг маленькой клетушкой, западней, откуда невозможно убежать. Сделав несколько глубоких вздохов, Кенди заставил себя продолжать, хотя по спине катились ручейки холодного пота.

— И тогда я связался с вами, матушка, — закончил он.

— Кенди, ты говоришь, что видел, как убийца написал какое-то число на лбу своей жертвы. Что это было за число? — спросила инспектор, наклонившись над его кроватью.

Тэн и матушка Ара переглянулись.

— Ты абсолютно уверен, что четырнадцать, а не тринадцать? — спросила наставница.

— Ну да, — ответил Кенди. — А почему вы об этом спрашиваете?

— Просто нам надо знать точно, — объяснила инспектор.

— Сколько времени я был без сознания?

— Около четырех часов, — сообщила матушка Ара. — Ты меня до смерти напугал. В коридоре ждет Бен. Он тоже страшно взволнован и настоял на том, чтобы я позволила ему навестить тебя.

— Бен? — Сердце у Кенди вспорхнуло, как птичка. — Бен хочет меня увидеть? Он может сюда войти?

— Подожди немного. Мне надо задать тебе еще несколько вопросов, — сказала инспектор Тэн. — Если, конечно, ты не слишком утомился.

Подросток откинулся на подушки.

— Я готов, — заверил ее он.

Инспектор возвращалась к отдельным эпизодам его рассказа, просила Кенди дать более подробные описания случившегося или просто повторить еще раз то, о чем он уже говорил. По мере их разговора в памяти подростка всплывали все новые и новые подробности, о которых он и сообщал матушке Аре и инспектору Тэн.

— Мы все еще не знаем, кто стал жертвой этого убийства, — заметила Тэн. — Но если на ней был золотой медальон, значит, эта женщина принадлежала к ордену. Ара, ты можешь определить по описанию, о ком идет речь?

Матушка Ара покачала головой.

— В ордене тысячи членов.

— Тогда, я полагаю, нам придется работать по старинке, в духе классического детектива, — угрюмо заметила инспектор.

— У вас есть еще вопросы? — обратился к ним подросток. Теперь он чувствовал сильнейшую усталость. Веки отяжелели, он с трудом удерживал глаза открытыми.

— Пока нет, — покачала головой Тэн. — Но, возможно, нам потребуется еще раз выслушать твой рассказ чуть позже, когда ты будешь лучше себя чувствовать.

— Теперь тебе надо поспать, Кенди, — сказала наставница, погладив его по плечу.

— Подождите, — сказал подросток. — Я хотел бы увидеть Бена.

— Я приведу его завтра утром, — пообещала матушка Ара.

— Нет. — Кенди приподнялся на кровати. — Я хочу, чтобы он пришел сейчас.

Ара взглянула на инспектора Тэн, но та только пожала плечами и открыла дверь. Она сделала знак, и в палату вбежал Бен. Его лицо было еще более бледным, чем обычно.

— Кенди! — воскликнул он. — Как ты себя чувствуешь? Вид у тебя ужасный. То есть… ты ничего не…

— Все нормально, — сказал подросток. — Я рад, что ты зашел меня навестить.

— Да что случилось-то? — спросил Бен. — Мама говорит, что ты получил какие-то травмы в Мечте, но сама она точно не знала, а меня не пускали к тебе, и вот я…

Ара положила руку сыну на плечо.

— Кенди вне опасности. Не надо его утомлять. Когда вернемся домой, я все тебе расскажу.

— Извини. Я просто… Впрочем, не важно.

— Ага. — Глаза у Кенди закрывались сами собой. — Все нормально. Я рад, что ты… ты смог…

— Сейчас ему надо отдохнуть, — прошептала матушка Ара. Но подросток, уронивший голову на подушку, уже не слышал ее слов.

Когда они вышли из палаты, Ара попросила Бена купить ей соку. Едва тот отошел, женщина повернулась к инспектору Тэн.

— Номер четырнадцать, — сказала она. — Что это значит? Убийца пропустил одно число?

— Или пропустил, или где-то есть еще не обнаруженное тело, — отозвалась Тэн. — Надо проверить, что скажут медэксперты. — Она достала из кармана крохотный телефон и произнесла несколько коротких фраз. — Эксперт утверждает, — сообщила инспектор, — что палец, пришитый к руке последней жертвы, не принадлежит Айрис Темм. Значит, следует искать еще один труп.

Матушка Ара не знала, что следует сказать, поэтому промолчала.

— Тебе пора идти домой, — продолжала Тэн, — а я попытаюсь разузнать, кто стал последней жертвой и где сейчас находится тело. Давай утром встретимся здесь же, я хочу еще раз выслушать рассказ Кенди. Кстати, я как-то само собой перешла на «ты». У тебя нет возражений?

Возражений у Ары не было.

На следующее утро наставница и инспектор Тэн снова задавали Кенди вопросы о том, что с ним произошло, но из его рассказа не было выявлено никаких новых подробностей. Матушка Ара не хотела, чтобы остаток дня подросток провел в одиночестве, поэтому устроила его в одной из комнат для гостей у себя в доме, строго-настрого наказав вести себя тихо и не вставать с постели. К немалому удивлению наставницы, Кенди не стал протестовать против заточения. А Бен изъявил желание остаться дома и составить ему компанию.

— Подростки, что поделаешь, — говорила Ара Тэн, стоя на крыльце своего дома. — Могут отчаянно бороться за свои права против родительского произвола, а потом вдруг — откуда что берется? — сами вызываются делать именно то, чего ты от них безуспешно пытался добиться.

— Особенно если подвернется возможность прогулять занятия, — скептически заметила инспектор.

Ара, поглощенная чувством материнской гордости, оставила ее реплику без внимания.

— Тебе удалось выяснить имя жертвы?

— Ее звали Вера Чиль, — произнесла Тэн своим скрипучим голосом.

— Как ты это выяснила?

— Очень просто — проверила, не было ли за последние сутки нарушений дежурными по Мечте порядка подачи отчетов. Лайнус уже должен быть на пути к дому Чиль. Пошли.

Когда Тэн и матушка Ара прибыли на место, тело уже унесли, чему последняя была чрезвычайно рада.

Гостиная Веры Чиль представляла собой светлую солнечную комнату, которую украшали со вкусом расставленные растения в горшках. На кофейном столике стояла ваза с пышными красными розами. С полдюжины экспертов осматривали помещения в доме, обследуя все вокруг с помощью сканирующего оборудования. Лайнус Грей, напарник Тэн, что-то горячо обсуждал с одним из них, и когда женщины вошли, лишь рассеянно помахал им рукой.

— В каком… состоянии ее нашли? — спросила Ара.

— Примерно в том же, что и Айрис Темм, — ответила Тэн. — Несовместимые с жизнью травмы во время пребывания в Мечте.

— Я полагаю, нам надо отправиться в Мечту и самим увидеть то, что произошло. — Ара теребила лежащий в кармане инъектор. — Минуло менее суток с момента убийства Веры Чиль, и след ее пребывания в Мечте еще достаточно ярок.

— Ты в чем-то не уверена, — заметила инспектор. — Что-нибудь не так?

Ара поджала губы, не желая облекать свои мысли в слова. Однако убийца, эта страшная черная тень, разгуливал на свободе, и они не могли позволить себе пренебречь ни одной ниточкой, ведущей к разгадке.

— Я просто подумала, может, имеет смысл взять с собой Кенди.

— Он все видел своими глазами, — объяснила матушка Ара. — Усилием сознания он способен отчетливее проявить картины случившегося, и мы сможем получить более подробное изображение событий.

— И если Кенди будет там, мы легче сможем проникнуть в сознание убийцы? — спросила Тэн.

— Но меня тревожит, что он всего лишь студент. Он и в Мечту попал впервые только на прошлой неделе. И Кенди не просто стал свидетелем убийства, ему едва удалось унести оттуда ноги. Он сильный, но слишком многое перенес уже в своей жизни, и мне бы не хотелось взваливать ему на плечи новый груз, неизбежный, если мальчику снова придется увидеть весь этот ужас.

— Как учит Ирфан Квасад, священной является любая разумная жизнь, — заметила инспектор. — Убийство — самое тяжкое преступление из всех возможных. И наш долг использовать любые доступные средства, чтобы найти и покарать убийцу.

— Я понимаю. Но у меня есть долг и перед своим студентом, я обязана обеспечить его безопасность.

— Что ж, — медленно произнесла Тэн, — давай тогда спросим его. Пусть сам решает. И мне кажется, нам надо поскорее возвращаться в твой дом.

— Скажу, когда придем, — ответила инспектор. — Там и спросим Кенди.

— Проблема только в том, — вздохнула матушка Ара, — что я знаю, каково будет его решение.

— Конечно, — сказал Кенди. — Я готов.

Они находились в гостиной Ары. Тэн кивнула, услышав ответ на свой вопрос. Бен тихонько сидел в уголке, его голубые глаза внимательно следили за происходящим. Матушка Ара все еще терзалась опасениями. Кенди всего шестнадцать, рассудительность к тому же никогда не была его отличительной чертой. С другой стороны, простое воссоздание картины не может причинить ему никакого реального вреда, да и сама Ара всегда будет с ним рядом.

— Нам надо сначала снова побывать в доме убитой, — сказала матушка, — чтобы композиция окружающих сознаний была приблизительно такой же, как и вчера, когда Вера Чиль отправилась в Мечту.

— А мне что делать? — спросил Бен, когда они уже направлялись к выходу.

— Ты оставайся дома, — велела ему мать. — Мы вернемся, как только закончим с этим.

— А что такое композиция окружающих сознаний? — с интересом спросил Кенди. Его порезы на лице и на руках почти зажили, на коже остались лишь тонкие розоватые рубцы.

Пока Ара объясняла подростку, что она имела в виду, Тэн отвела Бена в сторону и стала что-то быстро ему говорить. Разочарованное выражение исчезло с лица подростка, уступив место решительности и сосредоточенности. Он больше не возражал против того, что остается дома.

— Что ты ему сказала? — поинтересовалась Ара, когда они вышли за дверь.

Тэн бросила быстрый взгляд на Кенди.

— Сказала, что его задача — обеспечить как можно большую секретность нашим действиям, и еще попросила его просмотреть все сводки новостей. Слишком многим известно, что Кенди подвергся нападению, взять хотя бы, к примеру, персонал медцентра. И как только про это пронюхают в прессе, Кенди может грозить опасность.

— Опасность? — переспросил подросток. — Но какая?

— Убийца знает, что ты его видел, — объясняла инспектор. — Он знает, как ты выглядишь, разве что… Но ты ведь не изменяешь облик в Мечте, как это делают некоторые Немые?

— Плохо. Значит, убийца наверняка попытается тебя найти. Ты — свидетель его злодеяния. Я сначала об этом как-то не подумала. Тем более мы должны как можно быстрее восстановить сцену убийства.

Кенди встревоженно огляделся по сторонам, как будто ему пришло в голову, что убийца может в любой момент выскочить из ближайших кустов.

— Но я-то не знаю, как он выглядит. Его лицо было…

Ара остановилась прямо посреди подвесного перехода.

— Подожди-ка! Ты хочешь сказать, что если убийца узнает, что Кенди принимает участие в расследовании, ему может грозить опасность?

— Вполне возможно, — отозвалась инспектор.

— Тогда все отменяется. Кенди, ты немедленно возвращаешься домой. Мы с инспектором разберемся со всем самостоятельно.

— Опасность возникнет лишь в том случае, если об этом кто-нибудь узнает, — спокойно заметила Тэн. — В прессе еще не пронюхали, кто стал очередной жертвой, поэтому вряд ли стоит опасаться, что вокруг дома будут толпиться репортеры.

— Матушка Ара, — взмолился подросток, — разреши мне принять участие в расследовании. Я хочу помочь. Разве Ирфан не говорила, что разумная жизнь — самая большая на свете ценность?

— Ну вот, — обреченно простонала его наставница, — еще ты туда же.

— И реальные люди утверждают то же самое, — настаивал Кенди. — Так что все, что в моих силах, я сделаю.

— Кенди, это ведь не игра, — сказала Ара. — Ты увидишь и кровь, и массу других ужасных вещей, зрелище, уверяю тебя, далеко не из приятных.

— Я все это уже видел однажды, — возразил подросток. — И ничего такого страшного со мной не случилось.

В конце концов его наставница позволила себя уговорить. Они подошли к дому Веры Чиль. Эксперты, завершившие сканирование, уже покинули место преступления. В небе собрались грязно-серые тучи, заслонившие солнце. Красные розы на маленьком столике в гостиной выделялись ярким пятном на фоне сумрачного неба. Матушка Ара размышляла о том, где же именно было обнаружено тело Веры, потом решила, что вовсе не жаждет выяснять эти подробности. Лайнуса Грея нигде не было видно, и она решила, что тот отправился опрашивать соседей. В комнате чувствовалась какая-то напряженность. И сама Ара продолжала терзаться сомнениями, стоило ли приводить сюда Кенди. Мальчик нервничает, она это прекрасно видит, а Тэн, кажется, не терпится поскорее приступить к делу.

— Пора в Мечту, — сказала инспектор, подтверждая тем самым подозрения Ары. — Я сяду в кресло, если вы не возражаете.

— Я устроюсь на диване, — сдержанно произнесла Ара. — А Кенди предпочитает стоять.

Подросток захватил с собой копье и свой инъектор красного цвета, что указывало его принадлежность студенту.

— Мне это зачтется как еще одно практическое занятие? — спросил он с улыбкой. Тэн хмыкнула, и напряжение немного спало.

— Зачтется, конечно, — ответила его наставница, улыбнувшись. — Чип инъектора передает информацию, и в твоем досье появится отметка о том, что ты использовал еще одну дозу наркотического средства. А цели посещений Мечты, естественно, не указываются. Кенди, у тебя еще мало опыта, и тебе, наверное, будет трудно выходить из Мечты, не имея конкретной физической формы, поэтому нам лучше встретиться на твоей территории.

Инспектор села в кресло, Ара прилегла на диван, а Кенди оперся коленом на свое копье. Послышались приглушенные хлопки, и снадобье из ампул отправилось по назначению. Некоторое время Ара смотрела в клубящийся водоворот красок, потом открыла глаза и оказалась в своем саду. Плотный ковер зеленой травы приятно щекотал ноги в открытых туфлях, за спиной мелодично журчал фонтан, вода разбивалась о каменную чашу, и ее плеск смешивался с обычным шепчущим многоголосьем Мечты. В воздухе чувствовался тонкий аромат цветущих апельсиновых и персиковых деревьев. На ней было свободное одеяние зеленого цвета с капюшоном. Сад был ее убежищем, и матушка Ара очень любила это место. Сейчас, однако, не время предаваться наслаждениям. Женщина закрыла глаза и принялась напряженно вслушиваться в звучащие голоса. Вот она различила в общем шепоте голос Кенди. И тогда Ара сконцентрировала всю свою волю в одном желании — она сейчас здесь, но ей необходимо быть рядом с мальчиком, и она окажется там немедленно.

Ара отринула собственные представления о реальности. Последовал легкий рывок, матушка открыла глаза и увидела, что находится в пещере с высокими сводами. В нескольких шагах от нее стоял Кенди. Его сознание царило в каждой клеточке пространства, оно давило на Ару, подчиняло ее, не давая создавать свою собственную реальность. Женщина обуздала свою волю, хотя это было нелегко. Чтобы отвлечься, она с интересом стала осматриваться. Раньше она уже бывала пару раз в пещере у Кенди, и ей казалось, что для первого творения это очень неплохой результат.

— Мне здесь нравится, — сообщила она. — Место как раз для тебя.

— Странно, — заметил Кенди, теребя пальцами полу своей белой рубашки. — Когда ты появилась, у меня возникло ощущение, как будто я сижу в воде, а кто-то бросил в нее большой камень.

— У тебя высокая чувствительность к присутствию посторонних, — сказала его наставница. — Среди Немых многие едва способны ощутить чужое сознание. — Она окинула подростка критическим взглядом. — Отец Чед-Хисак говорил мне, что ты обычно носишь набедренную повязку или же вообще ходишь голышом. А почему теперь на тебе шорты и рубашка?

— На своей территории ты можешь одеваться во что угодно, — серьезно сказала Ара. — Таковы правила принятого в Мечте этикета. Ты также можешь создавать костюмы и для своих гостей, такие, какие сочтешь подходящими. Это платье, что сейчас на мне, великолепно смотрится в моем саду, но для спелеолога оно несколько непрактично, тебе не кажется?

В ту же секунду платье женщины исчезло, уступив место тунике и брюкам цвета хаки. Наряд Кенди тем не менее остался прежним.

— Я пока не буду переодеваться, — сказал он слегка смущенно.

Вскоре появилась и инспектор Тэн. Ее желтое платье с вышивкой через несколько мгновений превратилось в такой же костюм, что и на Аре.

— Я почувствовал ее приближение, — заявил Кенди.

Тэн окинула взглядом пещеру.

— Неплохое место, — сказала она. — Однако нам пора идти.

Они проследовали по каменному переходу и вышли в пустыню. Сухая выжженная земля раскинулась перед ними до самого горизонта.

— Надо телепортироваться в не принадлежащее никому пространство, — сказала инспектор. — Так будет быстрее.

— Я… Я не знаю, как это делается, — пробормотал подросток. — Я не умею телепортироваться.

— Дай руку, — велела матушка Ара. — Я тебе помогу.

Кенди подчинился. Его наставница представила, что сейчас находится здесь, но ей необходимо попасть туда, в другое место, и она окажется там через несколько секунд. Тут же пустыня растаяла, а взору женщины предстала голая гладкая равнина. Шепоты слышались громче. Едва они прибыли, подросток выпустил руку Ары, упал на четвереньки, и его вырвало. Наставница в тревоге наклонилась к нему. Его тело вдруг задрожало, сделалось полупрозрачным, но потом снова обрело нормальный вид. Кенди еще раз стошнило.

— Кенди, — позвала его Ара, — Кенди, что с тобой?

Тот поднял голову.

— Мне плохо… Ради всего живого, это так отвратительно, совсем как при сильном гриппе. Ради всего живого… — И подростка стошнило снова, на этот раз одной желчью.

— Это все телепортация, — заметила инспектор. — Он не подготовлен к ней.

— Тошнота пройдет, Кенди, — заверила его наставница. — Подожди немного.

Еще некоторое время подростка мучили рвотные позывы. Ара поддерживала его за плечи, а Тэн переминалась с ноги на ногу, едва скрывая нетерпение. Наконец Кенди встал на ноги; лицо его приобрело зеленоватый оттенок. Ара протянула руку. Она желает, чтобы в ней появился стакан холодной воды, причем немедленно. Стакан появился, и она протянула его Кенди. Тот с благодарностью принял помощь, прополоскал рот, сплюнул, потом жадно приник к воде.

— Над телепортацией мы еще поработаем, — пообещала ему матушка Ара. — Ты готов?

— Тогда приступаем. Я хочу, чтобы ты закрыл глаза и освободил свое сознание, как при медитации. Теперь сосредоточься и вспоминай все, что тебе известно об убийстве. Опираясь на свои воспоминания, а также на сознания, окружающие нас в реальном мире, я же постараюсь воссоздать всю картину. Ты должен допустить меня в свое сознание, не возражаешь?

Кенди кивнул. Он больше не чувствовал тошноты, его щеки снова приобрели естественный оттенок. Наставница обхватила его голову обеими руками, и подросток закрыл глаза. Ара вслушивалась в сознание Кенди. На нее нахлынули образы и ощущения. «Кровь, волосы в крови, цепи, номер на лбу, страх, ужас, боль». Женщина расширила зону своего сенсорного охвата, и ее сознание уловило еще несколько образов («шляпа, скрывающая лицо, аккуратный дом, разбитое стекло, окровавленный палец»). Очень аккуратно, с привычной ловкостью Ара сложила отдельные образы в общую картину, подобно тому, как археолог собирает разрозненные кости в целый скелет. «Злоба и гнев, любовь-ненависть, нацеленное дуло ружья». Закончив, она убрала руки, и Кенди открыл глаза.

Они втроем оказались в гостиной, созданной Верой Чиль, — комната была как будто соткана из разноцветных кусочков. Самые разные, противоречивые стили громко заявляли о себе, боролись за лидерство. Вера сидела на диване и беседовала с каким-то незнакомым Аре чед-балаарцем. Матушка, постепенно превращаясь в сыщика, машинально отметила про себя, что необходимо установить личность инопланетянина и побеседовать с ним. Картина была значительно более ясная и четкая, нежели первая, воссозданная ею по просьбе Тэн, сцена убийства. Ара чувствовала, как комфортно и уверенно ощущает себя Чиль. Эта женщина прекрасно ориентируется в Мечте, знает свою силу и свои возможности. Ара продолжала наблюдать. Чед-балаарец тем временем покинул Веру. Та, проведя рукой по коротко остриженным светлым волосам, собралась уже встать с дивана, но вдруг замерла, изумленно подняв руку. Раздался звон. На запястье женщины возник металлический браслет, от которого тянулась цепь, уходившая куда-то под диванные подушки. Такие же браслеты появились у нее на другой руке и на ногах. Повеяло холодом. Веру сковал страх. Эти цепи — не ее творение. Они должны исчезнуть. Они исчезнут сию же минуту. Но цепи по-прежнему сковывали руки и ноги женщины. Сердце у Ары забилось сильнее.

В помещении стало темно. Что повисло в воздухе? Подавляемая ярость, желание и… неужели любовь? Распахнулась дверь, и в комнату вошел мужчина, одетый во все черное. Лицо его скрывала широкополая шляпа. Он шагнул к Вере, и та отчаянно вскрикнула. Женщина пыталась сосредоточиться, чтобы как можно скорее покинуть Мечту, но в эту минуту диван под ней зашевелился, и подушки зажали ее тело, как в тисках. Откуда-то снизу появились новые холодные цепи, крепко сковавшие ее тело. Веру охватил ужас, она утратила способность к сопротивлению. В руке у мужчины в черном появился нож, и он склонился над своей жертвой. Ара ощутила волну его ярости. Убийца нанес быстрый удар ножом. Хлынула кровь, Вера громко закричала. Краем глаза Ара уловила, как Тэн продвигается в противоположную сторону комнаты, чтобы заглянуть убийце в лицо.

И вдруг в комнате появился Кенди — то есть тот Кенди, что присутствовал здесь в момент убийства. Матушка Ара не смогла удержаться от того, чтобы не скосить взгляд, дабы удостовериться, что ее ученик по-прежнему находится рядом с ней. Да, он здесь, глаза у него широко распахнуты, губы стиснуты. Убийца отрезал у женщины палец. Вера испустила дух. А мужчина начертил на лбу своей жертвы кровавые цифры. Ара уловила короткий момент пустоты, едва уловимое движение, когда сущность Веры Чиль исчезла из Мечты, и это место мгновенно заполнила сила убившего ее человека. Другой Кенди выругался, и убийца бросился к нему. Ара смотрела, как они боролись, как мебель пошла в атаку на мальчика, ощущала страх и ужас, охватившие Кенди. Наконец другой Кенди выскочил в окно и пропал из вида. Убийца на мгновение замер у окна, целясь из появившегося в руках ружья, потом проревел что-то и растаял в воздухе. Исчезла и гостиная Веры Чиль — Ара, Кенди и Тэн остались одни посреди плоской равнины. Инспектор Тэн тяжело дышала.

Во рту у Ары пересохло, она чувствовала себя измочаленной, вымотанной до предела. Быстро взглянув на Кенди, женщина поняла, что и тому несладко. Кожа подростка была пепельно-серой.

— Мне не удалось рассмотреть его лица, — сказала Тэн. — Возможно, в Мечте лица у него вообще нет.

— Мы должны уходить, — простонала Ара. — Кенди, отправляйся первым, а я прослежу, чтобы ты спокойно выбрался отсюда. Договорились?

Тот молча кивнул. Через секунду он растаял в воздухе, и ткань Мечты дрогнула, заполняя собой оставшееся от него пустое пространство. Не говоря Тэн ни слова, Ара последовала за Кенди в реальный мир.

Матушка Ара присела на диван, Кенди в изнеможении опустился рядом с ней. По оконным стеклам стекали серые слезы дождя. Руки у подростка дрожали, желудок сжимался, предчувствуя новые приступы тошноты. Кенди думал, что спокойно перенесет это зрелище еще раз, но ошибался. Теперь он ощущал чувства и эмоции обоих людей. Страх, ужас и беспомощность Веры Чиль переплетались в его сознании с невероятной смесью злобы и любви. Подростку было ужасно плохо и страшно.

Он почувствовал, как до него дотронулась по-матерински ласковая рука. Кенди уткнулся лицом в плечо матушки Ары и на секунду представил, что это не она, а его мама, Ребекка Уивер. Все будет хорошо. Ему удалось убежать оттуда. Мечта — это не реальность. Через некоторое время он понял, что это Ара успокаивает его такими словами, и подросток жадно внимал ее голосу. Потом он отодвинулся. В глазах у него стояли слезы. Кенди и забыл, когда в последний раз плакал.

— Ну как, тебе уже лучше? — участливо спросила наставница. Ее утомленное лицо выражало тревогу. — Я не думала, что все получится так… реалистично. И ни за что на свете…

— Все нормально, — отозвался Кенди. — Но я тоже не представлял, что все будет так ужасно!

— Мы должны многое обсудить, — заговорила инспектор Тэн, сидящая в кресле. — Прямо сейчас, по свежим следам, пока ничего не забыли.

— Я до конца жизни не забуду того, что видела, — вздохнула матушка Ара. — Неужели тебя совсем не расстроило это зрелище?

— Меня расстраивает прежде всего то, что убийца разгуливает на свободе, — мрачно обронила Тэн. — Давайте покончим с этим. Когда мы все обсудим, возможно, почувствуем себя лучше.

— Кенди, — начала матушка Ара, — почему бы тебе не пойти и не…

— Нет, — перебил ее подросток. — Я хочу помочь. Этот тип делал страшные вещи, и я не хочу, чтобы кому-нибудь еще пришлось пережить такие мучения.

— Давайте, по крайней мере, отвлечемся немного, — настаивала Ара. — Может быть, сходим перекусить. Это поможет переключиться и слегка приглушит эмоции.

И вся троица отправилась в находящийся неподалеку ресторанчик. Под густым навесом из листьев капли дождя были не страшны, но через открытые пространства перебегать приходилось как можно быстрее. В ресторан они прибежали запыхавшиеся и мокрые.

Время ланча еще не наступило, народу было немного. Тэн предложила сесть за один из крайних столиков, чтобы поговорить без помех. Однако матушка Ара отказалась даже упоминать о деле до тех пор, пока им не подали заказанные блюда. Потом, когда они уже слегка утолили голод, инспектор Тэн достала диктофон, и каждый рассказал о том, что видел. Кенди с радостью убедился в правоте наставницы — сохранять спокойствие и рассудительность гораздо легче на сытый желудок.

— Оправдались мои подозрения, — заметила матушка Ара. — Убийца обладает чрезвычайно сильной волей. Он нападает на людей, видоизменяя пространство, созданное в Мечте ими самими. А это весьма непростая задача.

— Возможно, — согласилась Тэн. — Немые в большинстве своем не обладают физической силой, достаточной для того, чтобы убить человека голыми руками. Это и хорошо. Иначе убийства в Мечте случались бы гораздо чаще.

— Он знаком со своими жертвами, — вставил свое слово Кенди. — Мне кажется даже, что он их… любит. По крайней мере, думает, что любит. Так я почувствовал.

— И мне так показалось. — Матушка Ара с задумчивым видом отхлебнула из своего стакана. — Хотя, возможно, лично он с ними и незнаком. Он выслеживает их в Мечте, а в реальной жизни никогда их не встречал.

— В одном из исследований говорится, что серийные убийцы в большинстве случаев выслеживают свои жертвы, — сказала инспектор. — И если наш способен находить в Мечте этих женщин, это означает, что в реальном мире он, возможно, к ним прикасался. Из этого, а также из его фарса с пальцами я делаю вывод, что сам он находился на Беллерофоне. Уже легче.

— Легче? — переспросила Ара.

— Да. Так проще его поймать. — Тэн убрала со щеки выбившуюся из косы прядь черных волос. — Если бы он был на какой-нибудь другой планете, нам не на что было бы надеяться.

— А что это за число? — осведомился Кенди. — Четырнадцать, то, что он написал у жертвы на лбу?

— На лбу Айрис Темм он написал число двенадцать, — пробормотала матушка Ара.

— Он что же, нумерует своих жертв? — спросил подросток в ужасе. — Если так, то где-то должен быть еще номер тринадцать.

Инспектор Тэн одарила его внимательным взглядом.

— Как раз вчера мы тоже об этом подумали. Ты молодец.

Кенди почувствовал, как от похвалы его лицо порозовело.

— Нам известно еще о трех убийствах в Мечте, — сказала матушка Ара, поставив локти на стол. — Были найдены тела Принны Мег, Рен Хэмил и Айрис Темм.

— И это означает, что, скорее всего, есть еще несколько жертв этого убийцы, о которых нам ничего не известно и которые совсем не обязательно были совершены на Беллерофоне, — заметила Тэн. — Впрочем, возможно, что он не нумерует убитых женщин, а пишет числа по каким-то иным соображениям. Например, использует только четные числа.

— Я думаю, где-то есть по меньшей мере еще один труп, который пока никто не обнаружил, — сказал Кенди и отпил фруктового сока.

На вкус напиток был чуть терпким, как раз такой ему и нравился, и подросток задумался, как странно устроена жизнь. Еще и дня не прошло с тех пор, как он стал свидетелем убийства, сам едва унес ноги, и вот уже спокойно попивает себе сок. А Вере Чиль никогда больше не придется попробовать сока, и от этой мысли Кенди одновременно и опечалился, и разозлился, хотя ни разу в жизни не встречал эту женщину. То есть в реальной жизни не встречал.

«Что за глупости, — сказал он себе. — Ты ведь даже не знаешь, любила ли она вообще сок».

Но чувства подростка не унимались.

— Что общего у всех его жертв? — спросила матушка Ара. — Мы уже думали над этим вопросом, но, возможно, все же что-то упустили?

— Они — женщины, Немые, так или иначе связаны с орденом Детей Ирфан, — принялась загибать пальцы инспектор Тэн. — Возраст разный, от молоденьких девушек до женщин среднего возраста. Относительно их местожительства не прослеживается никакой системы, это же можно сказать и о времени убийства. Если убийца находился со всеми своими жертвами в приятельских отношениях, нам надо проверить весь круг их знакомств.

— У нас слишком мало информации. — Ара внимательно рассматривала свои ногти. — Пока не поздно, может быть, мне стоит еще раз взглянуть на места, где были совершены преступления?

— Тебе? — Тэн удивленно вскинула брови. — Матушка Ара, ты — консультант, а не следователь. А Кенди — всего лишь свидетель.

— Я могу оказать помощь, — сказала Ара. — Я знаю, как устроено сознание Немых.

— А я, можно подумать, этого не знаю? — с сарказмом спросила Тэн.

— Но твой напарник — не-Немой, — заметила матушка. — А я — еще один Немой, который в состоянии подать тебе парочку-другую идей и подсказать, если ты что-то упустишь. Во всяком случае, я тебе не помешаю.

— И я тоже, — быстро проговорил подросток. Обе женщины взглянули в его сторону.

— Кенди, — начала матушка Ара, — не можешь же ты думать, что…

— Ты только что сказала, что я — важный свидетель, — перебил ее Кенди. — И что если убийца узнает про меня, то моя жизнь подвергнется опасности. Так?

— Так, — осторожно согласилась Ара.

— Значит, самое безопасное для меня — это быть рядом со службой охраны, — выпалил подросток.

— Я могла бы назначить кого-нибудь тебе в охрану, — сказала Тэн.

Кенди постарался сдержать недовольную гримасу. Сама мысль о том, что кто-то будет неотступно ходить за ним следом и днем и ночью, — нет уж, спасибо. Хотя бы потому, что тогда станет трудно общаться с Беном.

— Но я тоже могу оказать помощь. Я видел то, чего не видели другие, и я чувствовал такие вещи… — Его пронзила холодная дрожь, но подросток постарался не показать вида. — Чувствовал, что именно испытывает убийца, когда, например, наносит удар ножом. Я мог бы заметить какие-нибудь детали, которые, возможно, ускользнут от вашего внимания.

Спор продолжался довольно долго, и в конце концов Тэн все же согласилась, что большого вреда не будет, если Кенди с матушкой Арой осмотрят места преступлений. Инспектор оплатила счет и поднялась.

— Раз уж вам так неймется, — заметила она, — давайте начнем с дома Айрис Темм.

— С ее смерти прошел целый год, — сказала матушка Ара, когда они выходили из ресторана. Дождь прекратился, но небо все еще было затянуто серыми тучами. — Разве ее дом еще не продан?

Тэн покачала головой.

— Из родственников у Айрис осталась только сестра, и она пока не в силах заставить себя заниматься домом или хотя бы нанять кого-нибудь для распродажи имущества. Здание все это время стояло пустым.

Чтобы попасть к дому Темм, им надо было пройти по трем скользким от дождя переходам и проехаться в гондоле. Сидя в гондоле, Кенди уперся подбородком в ее борт и зачарованно смотрел на проплывавшую внизу густую зелень. В воздухе стоял запах дождя и свежей листвы. Подросток чувствовал какую-то смутную радость. На Бена, наверное, произведет впечатление, что люди из службы охраны дважды за один день показывали ему места ужасных преступлений, и Кенди сгорал от нетерпения поскорее ему об этом рассказать. Но тут же подросток ощутил укол совести. Эти женщины погибли, а он думает только о том, как бы произвести на Бена впечатление. Все живое, разве это не жуткий эгоизм? И все равно Кенди не мог не мечтать о том, как вернется в дом матушки Ары и расскажет обо всем Бену.

Наконец они подошли к домику Айрис Темм. Окна были закрыты ставнями, дверь заперта. На крыльце валялись мокрые от дождя листья. Инспектор Тэн прижала большой палец к пластинке над замком, тот щелкнул, и дверь отворилась. Кенди вдохнул поглубже и вслед за матушкой Арой вошел внутрь.

Потребовалось какое-то время, чтобы его глаза привыкли к полумраку, царившему в доме. В спертом воздухе чувствовался неприятный кислый запах. Спустя минуту подросток сумел рассмотреть гостиную, заставленную старой, подержанной мебелью. Еще здесь стояло пианино. Все было покрыто толстым слоем пыли. Кенди готов был увидеть на диване иссохший скелет, но тут же обругал себя за глупость. Темм, разумеется, давным-давно похоронили. И все равно его не оставляло странное беспокойство. Этот дом принадлежал женщине, которая умерла, и все здесь оставалось таким же, каким было в день ее смерти. От реальных людей подросток слышал легенды о привидениях, и он дрожал при мысли, что вот сейчас здесь появится бледная, ужасная Айрис Темм с кровавым числом «двенадцать», начерченным на лбу.

Тэн открыла окна. От свежего воздуха Кенди сразу стало легче, но все равно он чувствовал себя явно не в своей тарелке.

— Вот, осматривайтесь, — сказала инспектор. — Можете трогать что хотите, эксперты уже все здесь осмотрели добрый десяток раз.

Подросток принялся расхаживать по гостиной, но не заметил ничего, что могло бы привлечь его внимание. На одном из маленьких деревянных столиков он увидел яркую коробку, обитую шелком. Кенди снял крышку. Там оказалось одиннадцать шоколадных конфет, и зияло, как бельмо в глазу, одно пустое отверстие. Конфеты были покрыты белесым налетом. Подросток скорчил гримасу и закрыл коробку. Матушка Ара барабанила пальцами по крышке пианино. Она смотрела на него с каким-то недоверием, однако вслух ничего не произносила. Когда Кенди отошел от столика, его наставница сама взяла в руки коробку с конфетами.

Потом подросток отправился в спальню. От пыли у него защекотало в носу, но он постарался не чихнуть. Кенди открыл окно, чтобы впустить свежий воздух, пахнущий дождем, и стал осматривать комнату. Кровать обычная, только белье с нее сняли. Айрис лежала здесь, когда ее… Нет. Матушка Ара говорила, что тело было обнаружено в гостиной. Столик, лампа, комод… Ничего необычного.

«А что ты надеялся обнаружить? — упрекнул сам себя Кенди. — Ящик с надписью ”Улики”?»

Вдалеке послышался раскат грома. Подросток протянул руку к дверце платяного шкафа, но вдруг засомневался. Ручка неприятно холодила ладонь. К нему вернулись разнообразные детские страхи. Он — в доме мертвой женщины, это — шкаф мертвой женщины. Опять загрохотал гром. В сознании Кенди роились образы привидений, духов. Они тянулись к его горлу руками, на которых на месте оторванных пальцев зияли кровавые раны.

— Что-то меня смущает, — раздался из гостиной голос матушки Ары, — сама не знаю почему.

От этих слов подросток пришел в себя. Усмехнувшись собственной глупости, он решительно распахнул дверцу шкафа. Совершенно обычный платяной шкаф. На плечиках аккуратно развешаны платья, халаты, блузки. На полках лежат свитера. И какая-то обувь свалена в кучу в углу.

Что-то показалось Кенди необычным. Он рассматривал содержимое шкафа, пытаясь понять, что именно не дает ему покоя, — смотрел очень внимательно, потом отступил, чтобы охватить взглядом всю картину целиком. Что-то не так. Что-то…

И вдруг Кенди понял. Все вещи в шкафу разложены аккуратно, скорее всего, по раз и навсегда заведенному порядку. А эта куча — единственное, что выбивается из общей картины. Подросток протянул руку, чтобы взять одну из туфель, но тут из гостиной раздался резкий звук удара, и он услышал, что матушка Ара громко вскрикнула. Кенди бросился к ней, сердце у него бешено стучало.

Ара стояла посреди гостиной. В слое пыли, покрывавшем крышку пианино, отпечаталась ее ладонь, видимо, женщина только что ударила по крышке — наверное, от радости. Инспектор Тэн подошла к ней.

— В чем дело? — в один голос спросили Кенди и Тэн.

— Дело в конфетах, — ответила матушка Ара. — Я никак не могла понять, что же меня смущает. Я даже не сразу обратила на это внимание.

— И я тоже, — прохрипела инспектор. — Ну и что?

— Одной конфеты не хватает. Видите? — Матушка Ара открыла коробку и протянула ее Тэн.

— Ну и что? Одну она, скорее всего, съела, — предположила инспектор. Вдруг у нее на лице появилось заинтересованное выражение. — Или ты думаешь, ее съел убийца? Возможно, удастся найти следы слюны, но это очень слабая вероятность…

— Дело не в этом, — перебила ее матушка Ара. — Я ознакомилась с медицинским досье Айрис. У нее была аллергия на шоколад!

Тэн потерла подбородок.

— Кажется, да, была. Тогда зачем…

— …Ей вообще держать в доме шоколад? — закончила Ара с победным блеском в глазах. — Ее приятель, разумеется, должен был знать, что у нее аллергия, и не стал бы дарить ей конфеты. И она сама не стала бы их покупать. Так кто же, в таком случае, подарил ей конфеты, и куда подевалась одна из них?

— Пожалуй, стоит расспросить об этом ее друга, — задумчиво произнесла инспектор Тэн. — Может быть, он принес их для себя. Или это она купила конфеты для него, а он их здесь оставил.

— Возможно, я хватаюсь за соломинку, — продолжала матушка Ара, — но Айрис стала двенадцатой жертвой убийцы. В коробке первоначально было двенадцать конфет, теперь одной не хватает. Что, если убийца подарил ей эту коробку, а потом взял одну конфету сам?

— Надо заняться этим подробнее, я думаю, — протянула Тэн. — И пока не стоит предаваться особым надеждам.

— Может быть, стоит пересчитать туфли? — сказал вдруг Кенди.

На него посмотрели с недоумением. Подросток отвел обеих женщин в спальню и объяснил свою мысль.

— Айрис была большой аккуратисткой и не стала бы так небрежно хранить свою обувь, — закончил он с воодушевлением. — Возможно, это дело рук убийцы.

— Но зачем ему разбрасывать обувь? — усомнилась инспектор.

— Не знаю, — признался Кенди. — Но ведь известно, что серийные убийцы совершают иногда странные поступки, верно? Возможно, это как раз тот случай.

Подросток опустился на колени и стал разбирать кучу обуви. С таким видом, будто она потакает детскому капризу, Тэн принялась ему помогать. Матушка Ара наблюдала за ними, стоя в дверях. Вскоре было обнаружено, что в этой куче было одиннадцать туфель. То есть пять пар плюс еще одна. Уже втроем они обшарили весь шкаф, посмотрели под кроватью и в комоде, однако недостающую туфлю так и не нашли.

— Это что-то значит, — проговорил Кенди, переводя дыхание. — У Темм было шесть пар обуви, двенадцать туфель, но одной не хватает. Коробка с двенадцатью конфетами, и одной не хватает.

Инспектор Тэн отнеслась к его словам с немалым воодушевлением.

— Двенадцать жертв, у каждой недостает одного пальца. Убийца берет себе сувениры. Черт, как это мы сразу не заметили.

— Два свежих взгляда, — удовлетворенно заметила матушка Ара. — Как думаешь, наверное, стоит осмотреть и дома остальных жертв?

Явно стараясь сдержать радость, Тэн поднялась с пола.

— Сначала мы должны разобраться со всем здесь. Ищите все, чего может быть двенадцать штук, — цветы, тарелки, столовые приборы, все что угодно. И еще должна сказать, что вы оба молодцы и очень помогли следствию.

Кенди засиял от удовольствия и с энтузиазмом принялся за работу, но, сколько они больше ни искали, ничего другого в количестве двенадцати штук обнаружить не удалось. Инспектор забрала с собой конфеты и туфли в качестве вещественных доказательств, но добавила, что вряд ли стоит надеяться, что по этим предметам удастся установить что-нибудь конкретное.

— Убийца умен, он не допустит, чтобы на этих вещах остались следы его ДНК, — пояснила она.

— А что, если провести общее сканирование, чтобы обнаружить следы ДНК преступника? — предположила матушка Ара. — Если он явился, чтобы отрезать ей палец и забрать отсюда что-то, он не мог не оставить здесь микроскопических кусочков кожи.

— Это же самое можно сказать и про всех остальных, кто когда-либо ступал под крышу этого дома, — отозвалась инспектор Тэн. — Здание построено не менее тридцати лет назад. И если мы проведем такое сканирование, то получим сотни, если не тысячи образцов ДНК. Пошли, я хочу еще раз взглянуть на дом Веры Чиль.

Матушка Ара повернулась к Кенди.

— Ты можешь не ходить туда, — сказала она. — Велика вероятность, что службы новостей уже что-нибудь разнюхали и сейчас рыщут у этого дома.

— Но я уже был там, — возразил подросток.

— Только потому, что мне была необходима твоя помощь, чтобы как можно точнее воссоздать картину убийства, — произнесла его наставница твердым голосом. — Да и то это был серьезный риск. Я не хочу, чтобы ты подвергал себя опасности, и уж тем более не желаю, чтобы твое лицо мелькало целыми днями в сводках новостей. Мы с инспектором Тэн вполне справимся и вдвоем. — Ара положила руку ему на плечо. — Кенди, ты оказал нам бесценную помощь. Мы страшно тебе благодарны, и я обещаю, что не утаю от тебя ни одну деталь, о которой узнаю, договорились?

— Только никому больше об этом не рассказывай, — добавила Тэн.

— И что мне теперь делать весь день? — спросил подросток, лишь отчасти успокоенный словами наставницы.

— Делай что хочешь, только не оставайся в одиночестве. — Ара слегка смущенно прокашлялась. — Кенди, я понимаю, насколько болезненно ты относишься к этому вопросу, но… в общем, я чувствовала бы себя гораздо спокойнее, если бы ты согласился обсудить с кем-нибудь все, что произошло. Ты стал свидетелем ужасного события и сам чуть не погиб. Тебе в самом деле надо побеседовать с…

— Только не сейчас, — быстро сказал Кенди. — А вообще-то со мной все в порядке. Немного не по себе, конечно, а так все хорошо. Не нужен мне никакой психотерапевт. И советчик тоже.

— Кенди, нельзя… — Матушка Ара оборвала фразу на полуслове и плотно сжала губы, увидев непреклонное выражение лица своего ученика. — Ну хорошо. Мы еще поговорим об этом позже. Делай сейчас, что хочешь. Иди на занятия или ко мне домой.

К Бену. Подросток задумчиво почесал за ухом. Похоже, в том, что его отстраняют от расследования, можно найти и положительные моменты.

Источник:

litresp.ru

Харпер С. Черная тень в городе Омск

В этом интернет каталоге вы можете найти Харпер С. Черная тень по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка производится в любой город РФ, например: Омск, Хабаровск, Саратов.