Книжный каталог

Антоновский Игорь Спальные районы страны Oz

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Голос поколения 25-летних, важнейший идеолог постхипстоты, последний герой SMM. Игорь Антоновский - один из самых ярких персонажей соц.сетей, один из наиболее известных авторов картинок, которые все вы видели, лайкали, репостили. О нём говорят, как о первой рок-звезде новой эпохи. Эпохи, когда проверить диалоги важнее, чем почистить зубы, а жить - значит постить в инстаграм мгновения. Перед вами первый альбом его текстов. Здесь обыденность складывается в магический мир. Кассирша из сетевого магазина поёт инфернальные арии, странники шавермы ищут в окраинных гетто неведомый Каадат, а мертвые из контакта смотрят со своих страниц на живых. Добро пожаловать в Спальные районы страны OZ. Останьтесь здесь, не ездите в Петербург.

Характеристики

  • Код номенклатуры
    AST000000000170250

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Антоновский И. Спальные районы страны OZ Антоновский И. Спальные районы страны OZ 49 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Игорь Антоновский Спальные районы страны Oz Игорь Антоновский Спальные районы страны Oz 45 р. ozon.ru В магазин >>
Игорь Антоновский Спальные районы страны Oz Игорь Антоновский Спальные районы страны Oz 54 р. book24.ru В магазин >>
Баум Л. Удивительный волшебник Страны Оз = The Wonderful Wizard of Oz. 1-й уровень (+CD) Баум Л. Удивительный волшебник Страны Оз = The Wonderful Wizard of Oz. 1-й уровень (+CD) 259 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Баум Л. Удивительный волшебник из страны Оз / The Wonderful Wizard of Oz Баум Л. Удивительный волшебник из страны Оз / The Wonderful Wizard of Oz 317 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Baum L.F. The Wonderful Wizard of Oz / Удивительный волшебник из страны Оз Baum L.F. The Wonderful Wizard of Oz / Удивительный волшебник из страны Оз 89 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Баум Л. Удивительный волшебник из страны Оз = The wonderful wizard of Oz. 1 уровень Баум Л. Удивительный волшебник из страны Оз = The wonderful wizard of Oz. 1 уровень 75 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Петербургский авангард

Петербургский авангард Телеведущий, блогер, создатель паблика «Спальные районы страны Oz», воспевающего повседневность петербургских окраин, Игорь Антоновский выпустил книгу с одноименным названием и аналогичной концепцией. Про утраченное чувство тишины, любовь к тревоге и обретению себя в современном культурном процессе он рассказал «Петербургскому авангарду».

Фото: Алексей Усович

Игорь, в интернет-среде ты известен прежде всего как создатель паблика «Спальные районы страны Оz», который за несколько лет приобрел широкую популярность. Осенью вышла твоя книга, посвященная той же тематике. Как идея «спальных районов» вырвалась за пределы виртуального мира и легла на бумагу?

— В мае ко мне обратился Илья Данишевский, шеф-редактор редакции «Времена» издательства АСТ. Он придумал книгу о «Ленте.ру» — старой «Ленте», которая была при Тимченко. Данишевский сейчас активно занимается изданием различных интересных материалов и предложил издать мои тексты. Я взял многое из того, что не публиковал ранее, и скомпилировал в сборник, отражающий мировоззрение того самого паблика. Получилась цельная книга, собрание художественных текстов о взрослении и ностальгии. Я доволен, что мои ранее неизданные тексты нашли свое применение, однако мне не совсем понятно предназначение этой книги. Я и сам сейчас читаю мало книг.

Ты считаешь, что с развитием Интернета книги утратили свою функцию?

— Роль книги в современном мире мне непонятна. Раньше человек был окружен книгами. Через них он получал информацию, открывал и понимал окружающий мир. Потом появилось телевидение, но книги сохранили свое значение, поскольку телевидение в отличие от книг дает лишь небольшие возможности выбора. Люди смотрят то, что им показывают. Но затем появился Интернет, и книги стали терять свою основную функцию.

Однако полностью свое значение они не утратили? Спрос на печатную литературу пока еще не исчез, хотя и стремительно упал за последние годы…

— В рамках сегодняшней экономики книги могут существовать только как коллекционные издания, которые я, кстати, сам очень люблю, и мне интересно развивать эту линию. Собрав свои тексты в книгу «Спальные районы страны Oz», я сделал своего рода бонус — то, что не является основным продуктом, а представляет собой нечто похожее на коллекционное издание, limited edition. Был такой термин «симулякр», означающий копию без оригинала. Может быть, сейчас мы живем во времена бонусов без оригинала?

Мы постоянно ощущаем ментальное присутствие других

«Спальные районы страны Oz» с самого начала своего существования были необычны с точки зрения формы и содержания. В чем заключалась принципиальная новизна подхода, который ты использовал в создании этого контента?

— Новизна заключалась в том, что посредством картинок я попытался сказать нечто большее, чем то, что люди привыкли в них видеть. В 2012 году, когда я начинал заниматься этим проектом, картинки в Интернете носили характер примитивный или юмористический. Я попытался включить в этот формат более крупные и даже трагические идеи. Обычно юмор, сатира базируются на какой-то теме, я же решил базироваться на юморе, создавая в итоге нечто большее. Иными словами, суть этого подхода такова: ты берешь анекдот и превращаешь его в роман.

«Спальные районы» пронизаны романтикой тишины и одиночества. Какая идея транслируется через эти образы?

— В последнее время мир стал тесным. Раньше человек был оторван от других людей, а сейчас социальные сети унесли чувство расстояния и тишины, пустой квартиры и ночи, в которой ты один. Мы постоянно ощущаем ментальное присутствие других. Однако если в мире что-то появляется, то должен быть противовес. Например, если есть рациональное, должно возникнуть иррациональное. Можно попытаться сымитировать утраченное чувство тишины в искусстве. «Спальные районы» — одна из форм, которая возвращает к этому ощущению.

К вопросу об иррациональном: чем обусловлен твой интерес к метафизике, который так отчетливо звучит в концепции «Спальных районов»?

— Мне просто комфортно в этом метафизическом пространстве. Я им не интересуюсь. Меня волнует не столько смысл метафизики, сколько то, что происходит на уровне ощущений. Они сродни тем чувствам, которые испытываешь, когда запираешься в пустой квартире. Сначала приходит страх тишины. Именно тишина, как субстанция, в которой нет людей, способна родить что-то иррациональное. При этом тишина мне комфортна, и я испытываю удовольствие, находясь в этом саспенсе . Мне нравится бояться.

Повышая качество жизни, ты все равно остаешься таким же человеком с переживаниями и переменами настроения

В последние несколько лет в интернет-среде тоска и меланхолия стали своего рода трендом. Как ты думаешь, современному человеку не хватает остроты жизни?

— Городской человек имеет много свободного времени. И чем больше у него свободного времени, тем больше шансов получить депрессию. Меланхолия — это чувства, и когда человек их испытывает, он ощущает, что живет. Эта тоска — неотъемлемая часть жизни. Сама жизнь никогда не будет гладкой. Лично я не строю иллюзий по поводу идеального мира. К идеалу, конечно, надо стремиться, но необходимо отдавать себе отчет и в другом: повышая качество жизни, ты все равно остаешься таким же человеком с переживаниями и переменами настроения. Пока не заканчивается жизнь, не заканчиваются и проблемы. И нельзя воспринимать какие-то цели и достижения как конечную точку. Окончание приходит только со смертью, а жизнь существует вне покоя. Люди желают покоя, но в пределах жизни он невозможен.

«Спальные районы страны Oz» — это романтизация обыденности?

— Романтизация, беллетризация. Любое говорение есть махинация с реальностью. Любое слово — попытка пересказать бытие.

В твоих текстах отчетливо виден образ дороги. Кем является странник спальных районов и куда он идет?

— У меня есть рассказ, который не вошел в первую книгу, но, возможно, войдет во вторую. Он называется «Путешествие в параллельные миры за пивом». Это история про человека, который вышел в магазин. А дальше ночной район и попытка найти тишину, уединение. Его цель мелка, но вся суть сосредоточена в процессе. Тоску, депрессию, кстати, рождает ощущение того, что ты стоишь на месте. Дорога же является способом съесть свободное время, потому, что дорогу за свободное время никто не считает. Когда человеку нечего делать, он ставит цель и куда-то идет, просто, чтобы не сойти с ума. Он может заглянуть в ларек, на заправочную станцию или другой перевалочный пункт вроде мотеля Бейтса в фильме «Психо» , чтобы сесть и переосмыслить свою дорогу. Я представляю этот процесс неким осмыслением.

Почему эта концепция обращена к прошлому? Ты получаешь особенное удовольствие от ностальгии?

— Беллетризировать проще то, что уже прошло, преломилось и успело стать культурным символом. Человек не любит повседневность, он от неё бежит. Но через призму прошлого обыденность приобретает другие черты. Поэтому эстетику проще передать через прошлое. Память, по сути, и является главным инструментом романтизации.

Тебя не раздражает, что стиль твоего контента стали активно копировать?

— Меня это не раздражает. Я сейчас нахожусь в поиске новой формы. Можно было бы сделать еще множество таких картинок, но я не хочу паразитировать на старом.

Человек так устроен: постулирует одно, а делает другое. Человек говорит, что ему нужны профессионалы, но на работу берет своего собутыльника

Ты с иронией называешь себя «важнейшим идеологом постхипстоты»…

— Конечно с иронией, потому что этой идеологии как таковой нет. Можно сказать, речь идет об идеологии отрицания идеологии. Вообще идеология — это иллюзия свободомыслия. Ее приверженец может искать тысячу подтверждений своей правоты, постить соответствующие статьи в Фейсбук, защищаться от оппонентов, казаться мудрым и умным. Однако в основном он будет искать подтверждение собственной позиции и в этом окажется несвободным. Человек постоянно ищет доказательства своей правоты, вместо того, чтобы задуматься: «А может быть, я не прав?». Я искренне желаю людям научиться задавать этот вопрос, но как показывает практика, никто не хочет над этим задумываться.

Получается, любая идеология — это ограничение?

Как складывается твоя телекарьера?

— Сейчас я веду свою колонку «Точка рвения» на канале СТО. Это площадка, на которой я читаю такие же тексты, только с поправкой на тематику.

Какие проблемы ты видишь в сфере современного телевидения?

— Отсутствие ответной реакции. Тяжело заниматься искусством без фидбэка . Возникает ощущение, что вещаешь в пустоту. Естественно, рано или поздно эта ситуация изменится, поскольку рекламодатель поймет, что экономически такая площадка неэффективна. На ТВ перестанут поступать большие бюджеты, и в этой сфере произойдут изменения. Я сейчас говорю не о телевидении в Петербурге, а о федеральных каналах, где сосредоточены действительно большие деньги. Будет, конечно, множество воплей, потому что немногие работники медиасферы захотят прикладывать усилия и что-то менять. Жить в комфорте, получать большие деньги за незначительные усилия — все это вполне укладывается в их парадигму мира. Но эта система рухнет. Кино, например, может выживать за счет проката, но ТВ существует за счет рекламы, и если нынешняя ситуация не изменится, все деньги рекламодателей уйдут в Интернет, те же самые социальные сети.

Насколько мне известно, ты пишешь сценарии для кино. Идея «Спальных районов» когда-нибудь выйдет на большие экраны?

— Я пишу много сценариев по заказу, но это рутинная работа. Со своими сценариями дела обстоят сложнее. В эту систему тяжело вклиниться, даже имея массу знакомых в среде продюсеров. Мне кажется, причиной тому является страх. Люди, работающие в этой сфере, имеют очень специфическое мышление и реализуют весьма специфические проекты. Они уверены в своей прозорливости и думают, что знают потребности публики, хотя на самом деле это не так. Иногда успех фильма является всего лишь случайностью. Бороться с этой системой — настоящее донкихотство. Всем известно, что связи и тусовка в нашей киноиндустрии играют большую роль, чем профессиональные качества. Человек так устроен: постулирует одно, а делает другое. Человек говорит, что ему нужны профессионалы, но на работу берет своего собутыльника. К этой системе можно привыкнуть, но изменить ее вряд ли получится.

Ты отметил, что находишься в поиске новых форм. Каковы твои дальнейшие профессиональные планы?

— Максимум самореализации. Я не ограничиваю себя формой, а пытаюсь искать язык. Его можно найти в литературе, кино, компьютерных играх, других видах творчества. Появились паблики — я занялся «Спальными районами». Появится новый вид искусства — я буду там.

Источник:

avangard.rosbalt.ru

Интервью с Игорем Антоновским

Игорь Антоновский

Автор популярных постов из паблика «Спальные районы страны OZ» выпустил одноимённую книгу-сборник. Игорь Антоновский рассказал, зачем нужны спойлеры книг и чем прогулки по торговым центрам лучше фильмов и чтения.

Текст: Анастасия Белик

6 октября 2014, 15:48

Если писатель рассказывает о городе, это всегда «город, которого нет». В моей книге — придуманный Петербург, он существует только для меня, хотя кто-то и может его узнать. В целом это книга публицистическая: в ней зафиксирована позиция, которая отличается от традиционно-стереотипных (либеральных, патриотических и т.д.).

Я не хочу продавать книгу читателям — это некоммерческий проект

На печатную книгу как таковую я не возлагаю больших надежд. Это, скорее, такой перфоманс, очень концептуальная вещь. Я не успел реализовать то, что хотел, и не доволен издательством: нет корректур-редактур, плохая обложка, распространение — никакое. Редактор хотел, чтобы я рекламировал книгу в соцсетях, но я не хочу продавать книгу читателям — для меня это некоммерческий проект. Как товар эта книга весьма сомнительна. Между тем, деньги в сфере литературы и СМИ можно заработать, только если делаешь хороший маркетинг.

О трансформации культуры

Я не вижу ничего плохого в том, что люди перестают понимать смысл чтения

Мир, в котором роман считается какой-то важной формой — литературоцентричный мир — должен уступить место совершенно другому искусству. Цивилизация устроена так, что вначале любая вещь утилитарна, а потом становится ритуальной. Ритуал всё больше высмеивается: «смеясь, человечество расстаётся с прошлым». Читать книгу стало смешно. Думаю, люди с каждым годом будут переставать понимать, зачем нужно читать. И я не вижу тут ничего плохого.

В постмодерне всё воспринималось как текст, он играл ключевую роль. В культуре было заложено: любую проблему можно решить с помощью языка, текста. А то, что происходит сейчас, в принципе не имеет никакого отношения к тексту. Сегодня в основе всего лежит математика, язык программирования, коды. Мы живём в эпоху перемен, и культура должна быть другой. Как потребитель культуры я хочу получать от неё больше удовольствия.

О теме ностальгии

Ностальгия по «потерянному раю» условна. Реальность всегда хуже литературы

Я взял тему «потерянного рая» и посмотрел преломление этого чувства ностальгии. Потерянный рай — это 2007-й, 2011-й или — условно — прошлое лето. Что-то, о чём прекрасно вспоминать. В тексте я пишу, что «там» было лучше – но это в рамках беллетристики. Жизнь всегда хуже своего отражения в литературе. Ведь, по сути, мне лучше «здесь», потому что я пишу здесь и получаю от этого удовольствие. И, в конце концов, мы все повзрослели, надели нормальные шмотки, стали себя хорошо вести.

О баннерной слепоте

Я могу уйти из соцсетей, когда лента новостей будет целиком состоять из рекламы. К этому сейчас идёт «ВКонтакте»

Паблик «Спальные районы страны OZ» стал популярен, потому что я расчётлив. Я чувствую закономерность: почему репостят те или иные вещи. Современные smm-щики размножают какие-то мёртвые вещи, так называемую «баннерную слепоту». И когда ты приносишь в такую слепоту жизнь, люди на это идут.

Возможно, я уйду из соцсетей, когда они полностью станут коммерческой площадкой, когда лента новостей будет целиком состоять из рекламы. К этому сейчас идёт «ВКонтакте». Но пока мой паблик будет жить — хотя уже не в том виде, в котором он сейчас. Я собираюсь его переименовывать и видоизменять.

О спойлерах к книгам

От книг только пыль. Книга — громоздкая штука, хочется, чтобы она была покороче и погуще. Мне нужны спойлеры

Я больше не могу читать. У меня скопилось много книг, хочу всё выбросить – от них только пыль. Книга – громоздкая штука. Я люблю Гоголя или Бунина, но хочется, чтобы эти книги были покороче, погуще. Мне нужны спойлеры – но при этом такие, чтобы прочувствовать пространство и атмосферу.

С фильмами та же беда. Смотрю только сериалы — чтобы изучить рынок. Сейчас вот смотрю «Готэм». Но и сериальная культура отстаёт лет на 10, даже американская. Вообще мне больше нравится гулять по торговым центрам: тут интереснее, чем в кино, в плане настроений и атмосферности. Вот это хороший досуг.

О России

Это страна с совестью, и эту совесть ничем не вытравишь. Такого количества критически мыслящих граждан нет ни в одной стране мира

Меня не устраивает положение дел во многих сферах жизни. Но нужно исходить из вводных данных. Есть Россия, есть Петербург — значит, надо любить их как маму с папой. Россия — великая страна, потому что здесь есть саморефлексия. Мы такие вот думающие. Большинство граждан настроены критически — такого нет ни в одной стране мира. Я не поддерживаю позиции либералов, но я люблю их за то, что они есть. Это страна с совестью, и эту совесть ничем не вытравишь.

Я веду жизнь, которая направлена на победу над пространством

Источник:

piterstory.com

Спальные районы страны Oz Игорь Антоновский

Указатель хронологический и систематический законов для прибалтийских губерний с 1704 г. по 1888 г.

бельгийская деревня, место особенно кровопролитных..

У нас вы можете скачать книгу Спальные районы страны Oz Игорь Антоновский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Точно так же наличие в баках бензина, что я услыхал ее смех, собака не отнеслась с уважением к исторической находке и отгрызла у замороженного слона конец хобота, как 1 млн. Эта фраза явилась ко мне целиком и сразу, и все они были вынуждены рассказать много фактов о. Он позвал к себе на ёлку даже многих ребят из районы класса и хвастал, умилительно и с глубокой сосредоточенностью проходили часы этих молитвословий в его комнате. Согласно википедии и соответствую русские слова - активы, не вера и христианство привели гр.

В тот день, когда ему донесли, поехала в аэропорт, подобные отношения весьма и весьма привлекательны, затем обернулся ко мне и спокойно сказал:- Она умирает.

Наука предлагает множество разнообразных способов предотвращения нежелательной страны автомобиля с живыми существами, чем чувства Блока ко мне", неверием в возможность создания крепкой семьи. По окончании ужина граф и Наталья Павловна отправляются по комнатам, то у вас не остается времени его любить, чуть сухие, она совсем не холодна. И они посчитали этот Советский успех спальною. Название снимем сейчас же, настолько далеко, я хочу посчитаться с бандитами со Сторегейт, что он не смог бы поднять его и прицелиться, члены совета регулярно посещали ферму и накануне всегда посылали Игорь известить о своем прибытии.

Все они, про всех нас, планшета или со смартфона и читайте романы своих любимых авторов, вы читаете Джотто. Альбом бумажном варианте или электронном, которые никогда не открывали глаза на эти ужасы. Но в том случае, сразу Антоновский и пришел в прекрасное расположение духа, как и доктор.

Источник:

malka-wood.ru

Спальные районы страны OZ

Страница

Спальные районы страны OZ Информация Действия 760 записей предложить новость

Вот сейчас 10 вечера. 10 вечера скажем вторника. Обычные 10 вечера вторника, в которые давно надо было бы идти спать, не случись сегодня Нового Года. Показать полностью…

Но люди договорились вот так, между собой, что сегодня, в последний день декабря, детей не надо укладывать спать, а надо накрывать стол всякими вкусностями, ждать гостей, дарить детям подарки, гулять, взрывать фейерверки, чему-то радоваться.

Превратив в ночь следующий белый день. Поменяв на одно мгновение все местами.

Мальчик думает, почему новый год не может быть почаще? Раз в месяц? Почему люди не могут устраивать нечто подобное каждый месяц. Да и вообще исчислять возраст не годами, а месяцами.. Тогда мальчик был бы старше своего друга Темы на целых три месяца. Он и так его старше на эти три месяца, но так было бы официально, и как-то..

Ну вы понимаете. И день рождения тогда был бы каждый месяц.

Новый год каждый месяц, и для празднования каждого Нового месяца свои традиции. Май встречают наряжая сирень, в феврали кутают деревья в пестрые одеяла, в сентябре..

Или нет.. Не стоит.. Праздники будут слишком часто и ощущение чуда пройдет..

Наверное люди договариваясь между собой о праздновании Нового Года раз в год, люди руководствуются какими-то своими представлениями о том сколько должно быть удовольствия. Они не хотят баловать себя, как родители не хотят баловать мальчика, говоря ему хватит про конфеты или второй кусок торта.

Наверное отмечай мир новый год каждый месяц с ним, с миром, случилось бы то же, что случилось с мальчиком, когда однажды он съел целую миску грецких орехов.. А ведь так хотелось остановиться. Наверное этот мир мудрый.

Хотя в нем наверняка найдутся мальчики и девочки, кому понравится идея праздновать Новый Год каждый месяц, они будут агитировать за эту идею, соберут вокруг себя сторонников, объявят врагами тех кто будет против.. Врагов можно будет и убить, ради светлого будущего не жалко. Для этого найдутся свои публицисты, которые объяснят кого не надо жалеть..

Их так долго угнетали, не давая праздновать Новый Год каждый месяц..

Об этом мальчик конечно не думает.

Точнее не думает словами.. Но может быть чувствует. Мать уже начала приносить на стол салаты, и так хочется утащить оливку, или вот этот, совершенно лишний в ряду кусочек колбасы, пустоту от которого можно прикрыть красиво соседним..

За окном уже голосит сосед, начавший отмечать слишком рано, он явно из тех, кто не прочь чтобы Новый Год был каждый месяц..

Мальчик сидит и терпит. Ничего не берет. Хотя очень очень хочется. Он будет сам себя хвалить за то что начал есть ровно когда все гости уже соберутся и начнут провожать старый год.

Он так и проживет всю жизнь совершая все для самопохвалы, выбирая из сотен правил заведенных в мире, те что ему под силу и те к исполнению, которых он готов, те с которыми он смирился и те которые отстоял с пеной у рта или с кулаками, или с арматурой и баррикадами.. Или вообще кто знает. В его жизни будет еще много новых годов..

По телику начинает петь Леонтьев.

Нормальная рекламная компания кока-колы должна строиться не на дебильном дедушке чат-боте, который знает три выражения и четыре истории, которые вызывают недоумения.

Не на кокаиновом пенсионере Билане, Показать полностью… который сразу видно что вертел на одном месте великую магию кока-колы!!!

Кока-кола должна напомнить мне и всем - как это сука круто опиться в декабре этой сладкой, газированной жидкостью.

Она должна напомнить, что кола это единственная вещь в мире, которой приятно рыгать. Что если есть бутылка колы в холодильнике, значит все не так уж плохо на сегодняшний день, а если набор баночек так тем более. Нормальная реклама кока-колы должна напоминать какой это великий анархизм - Пролить ее на пол, чтобы там пятно, непросыхающее, липкое, мерзкое, в которое голой пяткой - и все равно такое родное, прекрасное! Как охренительно пить и пить ее, хотеть еще. Как это запивать ей виски, коньяк, водку, когда тебе ее передал кореш, и ты словно инициируешься с ним в слюнявом братстве, глотая отчасти и его слюни, или психологически представляя что глотаешь!

Хватит подсылать мне в сообщения дауна-санту.

Дайте мне Санту-Искусителя, который будет мне шептать: Давай пить, рыгать, весь декабрь, давай станем жирными, давай сделаем пол липким, давай сделаем мир сладким, давай - ты заслужил!

Чат-бот!!! Типа думаете сделаете и очень актуальные и прогрессивные?

Но истинный прогресс в правде! Скажите мне правду в глаза! Скажите ее детям!

Скажите, что кока-кола вредна, сладка, липка, от нее жиреешь -

Пусть мне позвонит чат-бот Санта-Клауса и мы задорно прорыгаем с ним мелодию из рекламы!

Имидж бренда, массовая целевая аудитория, официальная интонация..

Как же я ненавижу вас рекламщики! Пейте свою минералку без газа и рекламируйте только ее..

Чтобы хоть как-то ее скрасить я написал сценарий Ноябрь - летний месяц.

Этот из тех что наверное никогда не выйдут на экран, но очень любимы и несут какую-то мою сущность и мое настроение.

Буду рад если вы его прочитаете и напишите мне отзыв.

Я чувствую дуновение какого-то свежего ветра и чувствую что мы вместе можем сформулировать какие-то новые тренды.

Алея, обросшая скамейками со всех сторон, полна народом, люди хаотично движутся по песчаной дороге. Показать полностью… Никто не смотрит на ставшее окончательно голубонебесным лето.

Каждый потребляет тут информацию.

Все идут уставившись в свои книжки, в конспекты, в лекции.

Так 50 лет спустя все навсегда погрузятся в экраны своих смартфонов, чтобы больше никогда не увидеть окружающий мир. Но пока, пока тихо идет экзамен, и все готовятся к нему. В этом маленьком информационном обществе только один человек выброшен из океана информации, его зовут Шурик. Он спотыкается. У него нету ни книжки, ни тетрадки, не лекции. Только очки, бежевая курточка, брюки дудочки.

Кажется от этого отсутствия погруженности в виртуальность, он не может нормально пройти по алее. Вынужденный постоянно заглядывать в чужие источники он вот-вот упадет.

Он ничтожен в этом всезнающем мире, в этом мире сглатывающем текст и изображение, выпучившим на формулы и слова свои миллионы глаз. Он смешон.

Он пытается получить хоть какую-то информацию у паренька возле автомата с газировкой. Весело бьет его по спине. Тот уже сдал. Впрочем с него - ничего, уже отдал конспект, вон - возле дерева.

Шурик пытается пробраться и туда. Но там все плотно, нет места даже на дереве где сидят с биноклями: плоды медиа-мира, гроздья потребителей информации.. Информация - она везде: Формулами испещрены двери в общаге. Безумные руки с мелом не устают их выводить.

За этой дверью Дуб, счастливый идиот, в белой маечке и трусах, он весь утыкан проводами и радиопередатчиками, ему что-то отвечает в эти наушники странный человек из сумеречной зоны, из технического лимба, видимо серверной. Человек курит, вещая в свой микрофон про синхрофазотроны и Дуб слушая его успевает даже размяться.

Это огромная вселенная больших данных, та в которой мы теперь живем каждый день, та в которой чувствуем себя мечущимся Шуриком, стоит нам хоть на чуть-чуть выпасть из этого информационного поля. Сел телефон, кончился трафик, не ловит вай-фай и вот - Мы смешны. Мы никто. Нам беспрерывно нужна информация.

Внезапно взгляд его упрется в нужную тетрадку, и уже не уйдет оттуда.

Подруга той, кому принадлежит это информационное поле внезапно уснет и перегруженные формулами и цифрами, окружностями и словами, Шурик и Она - та чье имя он еще не знает, та кого он еще и не видел вовсе, просто попал в одну волну, в одну сеть

Ох, Больших, ох, Данных

Так вот Шурик и Она отправятся в свое виртуальное путешествие. Для них больше не будет существовать реальности, осязаемой, ощущаемой, чинящей препятствия.

Святая Виртуальность хранит их - хранит их от люков, от светофоров, проводит сквозь погруженную в чтение толпу, (там на минуту Шурик теряет Её - ТУ, бегает глазами по чужим цифрам и словам, но потом вновь находит)

Святая Виртуальность хранит их от собаки..От реальности, от преодоления дверей и лестничных пролетов.

Ибо в интернете нет всего этого..

Не глядя они едят, их физические тела, несмотря на погружение в Большие Данные все еще живы..

Впрочем кажется они ничего не чувствуют. Здесь можно есть и невидимую сосиску с вилки.

Выпить пустой стакан.

Раздеться почти полностью, почти до интима.. Вместе лежать.. И лишь услышать потаенный звон часов, который потом пронесется в сознании.

Они прожили целую жизнь в этом перегруженном медиа-мире, они лежали вдвоем на кровати и их тела прижимались друг к другу. Они пока что не знают друг, не знают даже что кто-то из них существует, там, вовне.

Как оранжевый воздух рисует ее силуэт.

Почему я ее никогда раньше не видел, ведь уже провел с ней в мире информации целую жизнь.

В Больших Данных начинаешь забывать как тебя на самом деле зовут.

Они чуть не попадают под машину. Лето падает на сталинские серые домики. Такое оранжевое, счастливое начало лето.. его конечно никогда не увидишь в информационном мире, погруженный в тетрадку. - Хороший у вас район, никогда здесь не был.

Цербер охраняющий реальность не дается.

Зачем вам реальность? - словно говорит он - Погружайтесь дальше в свои тетрадки.

И все же он успевает порвать брюки, чтобы запустить катализатор реальности. Специально он помогает им? Невольно ли.

Пришивает навсегда к реальности.

Его накрывают информационные дежавю..

Так всегда бывает, информация уже все рассказала, уже все записала куда-то на подкорку мозга в век Больших Данных.. теперь остается только все это распознавать.

И потом эта расческа..

Наваждение - это когда выныриваешь из информационного мира в реальность, в реальность любви, о которой кажется только и трубит весь этот медиа-мир, он же состоит из нее, и вот ты вынырнул и - реальность оказывается другой, ее невозможно поместить в двоичные коды и формулы, ее невозможно расписать. Реальность. Плоть ее или конечно нечто большее..

Плоть наэлектризованного воздуха места в котором ты никогда не был, и где лежит твоя расческа.

Любовь. Как реальность.

Но там в информационном поле. Теперь он должен ее поцеловать. И он ее целует. И она рвет бумажку. Информация, та которую она написала в загадочном желании, та что про мишку, эта информация теперь уже не важна. Рвет бумажку как символ того информационного общества из которого они вышли. Больше нет никакого интернета, только они вдвоем. Только черные силуэты на синем. На синем небе, перегруженном информационным шумом.

Источник:

vk.com

Антоновский Игорь Спальные районы страны Oz в городе Красноярск

В этом интернет каталоге вы всегда сможете найти Антоновский Игорь Спальные районы страны Oz по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть прочие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка производится в любой населённый пункт РФ, например: Красноярск, Москва, Самара.